Георгий Гуревич

    fallentoskyje citiraoпрошле године
    Я перестал тебя понимать, — сказал Приз. — Что-то в тебе изменилось. Что?
    — Самая малость, — сказал Кармоди. — Я просто махнул рукой на вечность; в сущности, у меня ее и не было никогда. Я вышел из этой игры, которой боги забавляются на своих небесных ярмарках. Меня не волнует больше, под какой скорлупой спрятана горошина бессмертия. Я не нуждаюсь в бессмертии. У меня есть мгновение, и мне достаточно.
    — Блаженный Кармоди! — саркастически сказал Приз. — Только один вдох отделяет тебя от смерти. Что ты будешь делать со своим жалким мгновением?
    — Я проживу его, — сказал Кармоди. — А для чего еще существуют мгновения?
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Крым-берег больных и усталых. Двадцать два санатория на квадратный километр. Где же там неналаженное?
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Ота родился в Японии, но в третьем веке всемирной дружбы и был гражданином планеты Земля, равноправным наследником человечества.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Сейчас на единой планете нет столиц в прежнем смысле этого слова. Селектор вытеснил залы заседаний, члены советов обсуждают дела, не выходя из дому. Только на торжественные новогодние собрания принято съезжаться со всех концов света. В прошлом году собирались в Монровии, в позапрошлом-в Монреале, в нынешнем году-в Москве.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    не у видев земли ни разу, где ветер, не встречая преград, разгоняет двадцатиметровые валы.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Во всяком деле бывают ошибки, но медицинские обходятся дороже всего. За них люди платят здоровьем или жизнью, иногда тысячами жизней.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Тело наше я сравнил бы с крепостью, своеобразной подвижной крепостью, с кожей-стеной, с воротами и амбразурами, сравнил бы его с древним государством вроде Египта, Хорезма или Китая – этаким островом цивилизации в море диких кочевников.
    Стены – осада, яды – противоядия, броня – снаряды.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Проникнув через стены, враждебные клетки пробираются по улицам и переулкам крепости,-рассказывал Зарек.– Мы называем эти улицы артериями и венами, переулки – капиллярами. Враги движутся в густой толпе своих работяг, красных кровяных, шариков – рикшей-носилыциков, доставляющих кислород, уносящих углекислый мусор. Но полиция тела-фагоциты и антитела умеют отличать своих от чужих. Как они распознают чужих, почему кидаются только на чужих? Видимо, у своих есть какой-то опознавательный знак, этакая марка организма, химический пароль, что ли.
    Превосходнейшее приспособление! Но, увы, на каждую хитрость есть контрхитрость. Некоторые чужеродные клетки умеют подражать паролю, маскироваться под своих, так что фагоциты и антитела их не замечают, не пытаются уничтожить. Видимо, этим объясняется губительная сила самых опасных болезней-чумы для человека, сибирской язвы для животных. Известно же, что одна-единственная бацилла сибирской язвы может погубить мышь.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Организм борется с вирусами антителами. Если своих антител мало, можно ввести искусственные, синтетические.
    Sveta Bellousovaje citiralaпрошле године
    Каждому человеку случается попасть в смешное положение, совершив неловкость. Самолюбивые обижаются на смех, простосердечные смеются с друзьями.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)