Пётр Фаворов

    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Система капиталистической централизации, которую городской житель сам когда-то помог выстроить, уже не работает ни для него, ни на него. Отслу­жив свое на благо человечества, централизация сегодня — это вышедшая из-под контроля центростремительная сила, все растущая под влиянием различных опосредованных воздействий.
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Естественная горизонтальность жизни исчезла, горожанин сам приговаривает себя к неестественной, бесплодной вертикальности, оказываясь поставленным на дыбы собственной неумеренностью.
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Каково приходится самому человеку; человеку, который тяжелым трудом добывает из земли пропитание для населения и богатства недр — для индустрии? Где в этой системе место крестьянину, механику, художнику, учителю, изобретателю, ученому, ремесленнику, дровосеку или водоносу?
    Все они теперь так или иначе относятся к одной касте, все они — больше не баловни удачи. Богатства приумножают и контролируют комбинаторы, пользующиеся искусственными конструктами в рамках той экономической системы, которая не опирается ни на крепкое, доброкачественное производство, ни на глубинную природу взаимоотношений человека с его собственной землей.
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Где же тогда место подлинного профес­сионала-ремесленника в этой башне экономического Вавилона, который своим наивысшим достижением и идеалом мнит раздутые сверх меры сооружения и раздутые сверх меры предприятия в раздутых сверх меры городах?
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Из этой смятенной жизни постепенно выросло современное представление о Боге и человеке в развитии — концепция под названием «демократия».
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Без всякого соответствующего пересмотра традиционного «права на собственность» новая страна была основана на более справедливой и тем самым более полной индивидуальной свободе, невиданной ранее в мире: страна с правительством, которое должно было быть «тем и хорошо, что правит меньше».
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Они еще сохраняли в себе незамутненным этот изначальный идеал. Но затем к власти стремительно пришел циклопический частный капитал, победивший посредством трех основанных на везении схем получения доходов, и вскоре коммерческие интересы и соображения одержали верх над культурой. Противоестественные денежные накопления практически полностью обесценили культурные идеалы новой страны. Так просто было что-нибудь вырастить, насобирать, открыть в этих нетронутых и богатых добычей краях, что состояния возникали в одну ночь, оказываясь в руках людей, наименее пригодных к обладанию властью или богатствами. И власть с богатством пожелали приобретать всё, что им нравилось и что они должны были бы выращивать сами. Внезапно разбогатевшие нуждались в культуре, которую можно купить за деньги или употребить в уже готовом виде. Свежие идеи оказывались все менее и менее практичными. В итоге те навыки, которые были принесены в новые земли добродетельными ранними колонистами, некоторое время доминировали. Но вскоре — с прибытием представителей множества разных народов — в искусстве и архитектуре проявился эклектизм. Потребность в заимствованных, готовых к употреблению искусствах и архитектуре становилась все острее по мере того, как сама страна превращалась в величайший в истории пример эклектики. Таким образом, заимствование в культуре стало насущной необходимостью, а прикладной подход — достоинством.
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Возможно, когда дело касается культуры, любая эклектичная по своей природе нация только и может, что плодить знатоков, для которых «вкус» и есть культура.
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Впервые в истории не зависящий ни от кого народ, присягнувший идеалу новой свободы, превратился в нацию с набором уже готовых заимствованных культур, соединенных — насколько это было возможно — в наскоро выстроенное целое. Велика была несовместимость этих культур, что приводило к рождению уродцев. Преждевременное прерывание беременности оказалось удобным, а следовательно, желанным. Культура как производство общественного блага свелась в лучшем случае к бесконечному перерождению уже рожденного — пока новое не перестало рождаться, да уже и не могло родиться. Вся культура теперь подвергалась цензуре и искусственно адаптировалась, а вскоре по наущению академистов и при помощи образовательной системы оказалась насильно приставлена к наращиванию власти и освоению ресурсов. Очевидно, что такая прикладная культура не способна была ни к зачатию новой жизни, ни к должному осмыслению идеала, на котором страна была изначально основана.
    Аскар Рамазановje citiraoпре 9 месеци
    Так что пока новая нация возносилась все выше в своем богатстве и величии, ее основные естественные ресурсы приносили под видом культуры один выкидыш за другим — странные, заимствованные, «адаптированные» формы. Извращение и претенциозность бросались в глаза на каждом шагу. Сама новая жизнь уже переросла старые формы, сделав их неестественными, однако творческой силы, способной оплодотворить жизнь и породить новые, органичные формы, по-видимому, не находилось, поскольку из эклектичной имитации нельзя было извлечь никаких конструктивных уроков. Все оценивалось лишь в категориях личных предпочтений или неприязней: именем «классики» повсюду заправляла своего рода вседозволенность.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)