Варвара Еналь

Мы будем любить всегда. Живые. Книга 4

    Фарид Садыковje citiraoпре 3 године
    Ей хотелось поговорить о поцелуях, вернее, вообще поговорить о чувствах. Хотелось уточнить, что теперь им делать дальше с этими чувствами, но она стеснялась.
    Вероника Титковаje citiraoпре 3 године
    Я – твой личный вирус. Именно я. Мои пальцы, мои глаза, мои мозги – это те файлы, что взорвут твой мозг.
    Софияje citiraoпре 3 године
    Некоторые важные жизненные истины даются слишком дорого. И когда вдруг постигаешь их, когда открываешь для себя новую грань взаимоотношений с этим миром, новый закон мироздания, то чувствуешь нереальное потрясение. Будто мир вдруг раскололся, и перед тобой предстало самое сокровенное, то, что было скрыто годами.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Эмма вспомнила привычку Питера подолгу рассуждать о чем-то и его огромное желание что-то создавать и улыбнулась. Она впервые столкнулась с роботом, который умел ценить прекрасное и жалел об утраченном человечестве. Правда, его заумные рассуждения временами вгоняли в ступор. Особенно когда Питер принимался рассуждать о том, как люди безнадежно испорчены.
    Фарид Садыковje citiraoпре 3 године
    Когда ты кого-то любишь, твоя жизнь полная и интересная. А когда ты никого не любишь, тогда незачем жить, и ты проиграешь, – ответил Жак. – У всего в жизни есть свой смысл и свое наполнение. У каждого есть свое предназначение. И у каждого есть своя судьба
    Фарид Садыковje citiraoпре 3 године
    Подъехав вплотную к Эмме, он опустил подлокотники у обоих кресел и обнял ее за плечи. Нежно и крепко обнял, и запах его смуглой кожи вызвал бурю эмоций. Его близость сводила с ума, кружила голову и туманила разум.
    Софияje citiraoпре 3 године
    сын от этого не перестал быть твоим сыном. Это часть твоего прошлого, настоящего и будущего. Ты связан с ним сейчас и всегда будешь связан,
    Софияje citiraoпре 3 године
    Но хотелось бы измениться и достичь определенного уровня. Надо все время стремиться вперед, все время развиваться, если желаешь уцелеть в этих жерновах. Если не хочешь стать мукой.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Иногда вечерами его одолевало желание поговорить, и тогда историям не было конца. Правда, в них сам Макс всегда выходил героем и победителем, и Таис подозревала, что выдумки в этих рассказах гораздо больше, чем правды. Но все равно слушала и смеялась над придуманными похождениями бывшего жреца.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Прекраснее завтраков были только вечера, когда красное солнце отражалось в воде реки, а воздух наполнялся долгожданной прохладой
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    В ответ на его веселые слова наверху что-то прокричали возмущенные попугаи. Эмма от усталости даже голову не смогла поднять. Прислонилась к теплой скале, у подножия которой журчал ручей, умылась прохладной водой и мысленно пожелала всем паукам сдохнуть
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Эмма боялась пошевелиться: она пыталась вобрать в себя и понять дикую, завораживающую красоту. Ее окружало множество запахов: листья, кора деревьев, травы и цветы пахли каждый по-своему. Каждое дерево имело собственный запах, каждый лист издавал собственный звук, и окружающая картина казалась не просто яркой, а объемной и невероятно сложной.
    Эмма чувствовала, что где-то совсем рядом проходит звериная тропа и от нее тянется тонкий и осторожный запах неизвестных животных. Она слышала, как птицы проснулись и радуются празднику восхода. В каждой птичьей ноте чудился восторг и небывалая радость.
    А вода шумела, искрилась, переливалась и казалась невероятно кристально чистой.
    – Это очень красивая планета, – заверил Ник, как будто Эмма и сама не видела.
    – Да, здесь классно, – прошептала она в ответ и совсем чуть-чуть сжала пальцы Ника.
    И вдруг Ник повернулся, приблизился к Эмме, и его черные глаза оказались совсем рядом. На мгновение показалось, что радужки тоже сияют розовыми отблесками. Губы Ника прижались к губам Эммы, и этот третий в ее жизни поцелуй пах кристально чистой водой, травами и восходом солнца.
    Это был солнечный поцелуй, и по-другому его никак нельзя было назвать.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Сумрак ночи развеялся, воздух был серым, и окружающая зелень казалась в нем бесцветной и немного мрачной. Небо переливалось от бледно-серого и бледно-зеленого до нежно-синего. А когда деревья внезапно разошлись в стороны, то в лицо Эмме брызнул розовый свет, нестерпимо яркий и нестерпимо красивый.
    Ник и Эмма оказались на краю обрыва, слева от них гремел водопад, и тысячи, нет, миллионы капель воды отражали розовый свет восхода. Мир сиял множеством красок, мир праздновал восход светила, и ему не было никакого дела до двух людей, которые пришли полюбоваться его праздником.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Да и какой смысл спасать себя, убегать в неизвестность и сохранять собственную жизнь, когда смысла в этой жизни не останется? Разве не близкие и любимые придают смысл каждому мгновению, каждому часу? Разве не любимые люди делают жизнь невероятно прекрасной?
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Тебя просто подхватывало сильнейшей, огромнейшей волной, против которой любые усилия, любое сопротивление оказывались бесполезными.
    Мысли о Нике захватили всю Эмму, полностью, без остатка. Его голос, его мягкая улыбка, его привычка теребить браслеты и его неправильная речь казались невероятно притягательными, родными и важными. Мир вдруг сузился до корабельной рубки маленького шаттла, и все остальное перестало существовать.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Ник казался совершенно взрослым, как Федор. Обманчиво спокойным и потрясающе уверенным. Его движения были мягкими и ловкими, как у животного. Как у фриков, отправлявшихся на охоту.
    Ник умел рассказывать, и его смешной акцент, его мягкий голос придавали суровому облику воина легкое очарование. Вроде бы и не было ничего такого в этом высоком смуглом парне, но стоило посмотреть в его глаза, и Эмма теряла почву под ногами.
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Ник замолчал, провел рукой по браслетам, посмотрел на Эмму. Потом дотронулся до ее руки – мягкое и осторожное движение. Он лишь слегка коснулся пальцами ее ладони, но внутри у девушки словно вспыхнул маленький огонек, заставляющий сердце трепетать
    Ксеня Тьмаje citiralaпре 4 године
    Мы можем любить друг друга! – Эмма вдруг остановилась и посмотрела на Ника. – Да, мы можем любить друг друга. Мы можем снова жить семьями, снова заботиться о детях, стать такими, какими были раньше. И тогда каждый будет дорожить своей семьей, и ему не захочется убивать других. Вот как мы сделаем!
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)