Citati iz knjige „Саморазвитие по Толстому“ autora Вив Гроскоп

Прошу вас, найдите как можно более безопасный сортир, о котором Путин точно не знает, и получите удовольствие от нескольких страниц «Трех сестер»
Даже беглое знакомство с русской литературой приводит читателя к заключению, что эти книги написаны не для того, чтобы вдохновить его жить, а чтобы напомнить, что смерть всегда рядом.
переедание — грех, потому что означает отсутствие самоуважения.
Труд не есть добродетель, но неизбежное условие добродетельной жизни.
Даже беглое знакомство с русской литературой приводит читателя к заключению, что эти книги написаны не для того, чтобы вдохновить его жить, а чтобы напомнить, что смерть всегда рядом.
Эта любовь столь сильна, что больше всего мы мечтаем услышать в свой адрес, что у нас русская душа. Пожалуйста, не забудьте мне это сказать, если мы когда-нибудь встретимся.

забились

У меня есть одна теория, объясняющая, почему русские постоянно говорят о судьбе и душе. Это позволяет им в любом разговоре помнить о смерти, не повторяя при этом постоянно: «Ладно, какая разница, в любом случае мы все скоро умрем».
Мы лишь тогда истинно живем для себя, когда живем для других.
Это была спокойная внутренняя вера в себя, которая сохраняла ее как личность и как бы напутствовала: «Внешние обстоятельства таковы, каковы они есть. А в глубине моей души есть часть меня, которую невозможно уничтожить».
Есть подозрение, что иногда Тургенев немного увлекался собственными шутками. Он рассказывал детям Толстого истории о Жюле Верне, называя его домоседом и «скучным и неинтересным человеком» [54] . Еще он любил потанцевать для их — да и своего — развлечения. В один из таких вечеров Толстой написал в своем дневнике: «Тургенев cancan. Грустно»
Когда ты любишь что-то, тебе не принадлежащее, то в пылу страсти можешь многое понимать неправильно.
Только не говорите мне, пожалуйста, что это и есть моя жизнь. Где-то же должно быть лучше. Должно же?
Один из главных уроков его произведений состоит в том, что надо продолжать упорно цепляться за жизнь, какими бы неблагоприятными ни были обстоятельства.
У Толстого часто встречается этот урок: иногда наше несчастье способствует счастью других. Все это происходит не просто так. И всем этим движет сила гораздо более могущественная, чем наши надежды и желания
именно в литературе — в романах, пьесах или поэзии — мы видим настоящих себя. И, что еще более важно, видим, кем мы быть не хотим.
Классической называется книга, которую все хвалят и никто не читает. Марк Твен
русская классика — не то место, где стоит искать рекомендаций, как стать счастливее.
Если Толстой и преподносит нам какой-то урок, то он должен называться так: «Как не следует жить».
Существует мнение, что все люди делятся на тип Толстого и тип Достоевского.
Мне сложно даже вообразить себе то присутствие духа, которым должна была обладать Ахматова, чтобы писать стихи в таких условиях. Очевидно, что самым первым пунктом в ее списке приоритетов значилось «выжить с достоинством».
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)