ru
Уильям Батлер Йейтс

Стихи

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
    NikkiHeroje citiraoпре 9 година
    Скупее, сердце, будь в любви:
    Те женщины, которым в дар
    Откроешь ты свой вечный жар,
    Богатства высмеют твои.
    Их поцелуи холодят,
    А прелесть, что ласкает взгляд,
    Развеется, как легкий дым.
    Ах, сердце, будь всегда скупым,
    Всё лгут прекрасные уста,
    Игра любовная проста:
    На пораженье обречен,
    Rougesje citiralaпре 5 година
    Не отдавай любви всего себя;
    Тот, кто всю душу дарит ей, любя,
    Неинтересен женщине – ведь он
    Уже разгадан и определен.
    Любовь занянчить – значит умертвить;
    Ее очарованье, может быть,
    В том, что непрочно это волшебство.
    О, никогда не отдавай всего!
    Запомни, легче птичьего пера
    Сердца любимых, страсть для них игра.
    В игре такой беспомощно нелеп,
    Кто от любви своей и глух, и слеп.
    Поверь тому, что ведает финал:
    Он все вложил в игру – и проиграл.
    Инна Берёзаje citiralaпре 5 година
    В Семи Лесах
    Слабый гром голубиный гремел мне в Семи Лесах,
    Мне гудели пчелы в ветках цветущих лип;
    Я забыл свою горечь, забыл свой бесплодный крик,
    Выжигающий сердце, забыл на единый миг,
    Что подрезаны корни Тары, высокий захвачен трон
    Торжествующей пошлостью — слышишь уличный рев?
    Там бумажные розы летят со столба на столб,
    То-то радости нынче у неотесанных толп.
    Я спокоен, я знаю: заветная наша Тишь
    Бродит, смеясь, насыщая сердце свое
    У голубей и пчел, покуда Великий Стрелец
    Дожидается часа, покуда висит вдали
    Колчанообразное облако над Паирк-на-ли.
    Iorek Bergussonje citiraoпрошле године
    Рассвет и огарок свечи.

    Известно, хлеб человека — скорбь,

    Удел человека — тлен,

    Это знает на свете любой,

    Спесив он или смирен,-

    Лодочник, ударяя веслом,

    Грузчик, тачку катя,

    Всадник верхом на гордом коне

    И во чреве дитя.

    Рассвет и огарок свечи.

    Речи праведников гласят,

    Что тот Старик в Облаках

    Молнией милосердья

    Скорбь выжигает в сердцах.

    Но я — греховодник старый,

    Что б ни было впереди,

    Я обо всем забываю

    У женщины на груди".

    Рассвет и огарок свечи.
    черничинаje citiraoпре 2 године
    мысли их — водоем,

    Переполненный нежностью и тоской;
    Андрей Константиновje citiraoпре 2 године
    Похищенное дитя
    Среди Слейтвуда,[34] где склоны

    Тонут в озере лесном,

    Остров прячется зеленый.[35]

    Там, где цапля бьет крылом,

    Крыс пугая водяных, -

    Мы храним от глаз чужих

    Полные до верха чаны

    Вишен краденых, румяных.

    Так пойдем, дитя людей,

    В царство фей, к лесной воде, -

    Крепче за руку держись! -

    Ибо ты не понимаешь, как печальна жизнь.

    Где луна холодным глянцем

    Берег Россеса[36] зальет,

    До утра старинным танцем

    Мы сплетаем хоровод -

    В колыханье рук и взоров

    До утра прядем узоры

    Под луной у дальних вод.

    Беззаботно и легко

    Мы порхаем над волнами

    В час, когда слепыми снами

    Мир объят людской.

    Так пойдем, дитя людей,

    В царство фей, к лесной воде, -

    Крепче за руку держись! -

    Ибо ты не понимаешь, как печальна жизнь.

    Где вода с холмов струится

    В озерца на дне Глен-Кар,[37]

    Где звезда не отразится,

    Затерявшись в тростниках,

    Мы форели полусонной

    Беспокойные виденья

    На ухо поем,

    Меж травы, в слезах склоненной,

    То мелькнем прозрачной тенью,

    То опять замрем.

    Так пойдем, дитя людей,

    В царство фей, к лесной воде, -

    Крепче за руку держись! -

    Ибо ты не понимаешь, как печальна жизнь.

    С потемневшими очами

    Он идет на зов:

    Не слыхать ему мычанья

    Стада с солнечных холмов,

    Не видать возни мышиной

    Возле ящика с крупой,

    Пенье чайника в камине

    Не вдохнет в него покой.

    Он уходит от людей,

    В царство фей, к лесной воде, -

    Крепче за руку держись! -

    Ты вовеки не узнаешь, как печальна жизнь
    Андрей Константиновje citiraoпре 2 године
    — Для кого мастеришь ты наряд пестротканый?

    — В яркий плащ я одену Печаль.

    О, прекрасна для взора, светла и желанна

    Будет людям казаться Печаль,

    Так светла и желанна!

    — Для кого снаряжаешь ты лодку в скитанья?

    — В быстрый челн усажу я Печаль.

    О как вольно и ночью и днем, неустанно,

    Будет по морю мчаться Печаль, -

    День и ночь, неустанно!

    — Что ты вяжешь из шерсти белее тумана?

    — В мягкий пух я обую Печаль.

    О, неслышною поступью, легче тумана

    Будет к людям являться Печаль, -

    Так легко и нежданно!
    Iorek Bergussonje citiraoпре 2 године
    НЕ ОТДАВАЙ ЛЮБВИ ВСЕГО СЕБЯ
    Не отдавай любви всего себя;

    Тот, кто всю душу дарит ей, любя,

    Неинтересен женщине — ведь он

    Уже разгадан и определен.

    Любовь занянчить — значит умертвить;

    Ее очарованье, может быть,

    В том, что непрочно это волшебство.

    О, никогда не отдавай всего!

    Запомни, легче птичьего пера

    Сердца любимых, страсть для них игра.

    В игре такой беспомощно нелеп,

    Кто от любви своей и глух, и слеп.

    Поверь тому, что ведает финал:

    Он все вложил в игру — и проиграл.
    Iorek Bergussonje citiraoпре 2 године
    Добудь себе сто сундуков добра,

    Купайся у признанья в резком свете,

    Гальванизируй дни и вечера,-

    Но на досуге поразмысль над этим:

    Прелестных женщин манит мишура,

    Хотя наличные нужней их детям;

    А утешенья, сколько ни живи,

    Не обретешь ни в детях, ни в любви.

    Так вспомни, что дорога коротка,

    Пора готовиться к своей кончине

    И этой мысли после сорока

    Все подчинить, чем только жив отныне:

    Да не размечет попусту рука

    Твоих трудов и дней в летейской тине;

    Так выстрой жизнь, чтобы в конце пути,

    Смеясь и торжествуя, в гроб сойти.
    Iorek Bergussonje citiraoпре 2 године
    Пусть читают святые книги -

    Я и в этом не уступил:

    Всё читаю я книгу песен,

    Что на ярмарке в Слайго[41] купил.

    Как помрем и пойдем на небо

    И придем к Петру у ворот,[42]

    Всех троих он улыбкой встретит,

    Но меня пропустит вперед,

    Потому что праведный — весел,

    Коль родился не в горький час,

    А веселым по нраву скрипка,

    А веселым по нраву пляс
    Iorek Bergussonje citiraoпре 2 године
    ДОРОГА В РАЙ
    Когда прошел я Уинди-Гэп,

    Полпенни дали мне на хлеб,

    Ведь я шагаю прямо в рай;

    Повсюду я как званый гость,

    Пошарит в миске чья-то горсть

    И бросит мне селедки хвост:

    А там что царь, что нищий — все едино.

    Мой братец Мортин сбился с ног,

    Подрос грубиян, его сынок,

    А я шагаю прямо в рай;

    Несчастный, право, он бедняк,

    Хоть полон двор его собак,

    Служанка есть и есть батрак:

    А там что царь, что нищий — все едино.

    Разбогатеет нищеброд,

    Богатый в бедности помрет,

    А я шагаю прямо в рай;

    Окончив школу, босяки

    Засушат чудные мозги,

    Чтоб набивать деньгой чулки:

    А там что царь, что нищий — все едино.

    Хоть ветер стар, но до сих пор

    Играет он на склонах гор,

    А я шагаю прямо в рай;

    Мы с ветром старые друзья,

    Ведет нас общая стезя,

    Которой миновать нельзя:

    А там что царь, что нищий — все едино
    Iorek Bergussonje citiraoпре 2 године
    "Кому такой красивый плащ?"

    "Я сшил его Печали.

    Чтоб был он виден издали

    И восхищаться все могли

    Одеждами Печали".

    "А парус ладишь для чего?"

    "Для корабля Печали.

    Чтоб, крыльев чаячьих белей,

    Скитался он среди морей

    Под парусом Печали".

    "А войлочные башмачки?"

    "Они для ног Печали.

    Чтоб были тихи и легки

    Неуловимые шаги

    Подкравшейся Печали".
    Solus Rexje citiraoпре 3 године
    Не отдавай любви всего себя;
    Тот, кто всю душу дарит ей, любя,
    Неинтересен женщине — ведь он
    Уже разгадан и определен.
    KateOdnaje citiralaпре 3 године
    Когда б раздобыл я шелку с небес,
    Затканного лучом золотым,
    Чтоб день, и тень, и заря с небес
    Отливали в нем синим и золотым, -
    Его разостлал бы, чтоб ты прошла.
    Но все богатство мое в мечте;
    Мечту расстилаю, чтоб ты прошла,
    Любимая, бережно по моей мечте.
    Iorek Bergussonje citiraoпре 3 године
    В «Бракосочетании Рая и Ада» Блейка сказано: неверно, что «энергия, именуемая также Злом, происходит единственно от Тела, а Разум, именуемый также Добром, единственно от Души». Но верно, что «у человека нет Тела, отдельного от Души, и что только Энергия есть жизнь, а Разум есть внешняя граница или окружность Энергии»
    Ilia Vlasovje citiraoпре 4 године
    Песня бродяги Ангуса
    Я с полной головой огня
    В густом орешнике бродил.
    Ореховый я срезал прут
    И удочку соорудил.
    По тонким веткам вился хмель.
    Вокруг плясали мотыльки,
    На земляничину мою
    Попалась гибкая форель.
    А в хижину ее принес
    И отошел добыть огня,
    Но что-то зашумело вдруг,
    И голос вдруг назвал меня.
    Форели нет – девичий стан,
    И в косах яблоневый цвет!
    Она окликнула меня -
    И вот уж тает легкий след.
    Бродяга старый, знаю я:
    Ей от меня не убежать.
    Я буду целовать ее,
    За руки нежные держать.
    Мы в пестрых травах побредем,
    А с неба я всегда стряхну
    То лунных яблок серебро,
    То солнечных золотизну.
    Ilia Vlasovje citiraoпре 4 године
    ВОДОМЕРКА
    Чтобы культуре не сгинуть навек,
    Чтоб не глумились над ней,
    Пусть в этот час замолчат все собаки,
    Пусть уведут коней!
    Вождь наш Цезарь над картой в палатке сырой
    Лелеет свою мечту;
    Руки сцеплены под затылком,
    Взгляд устремлён в пустоту.
    Как водомерка над гладью озёр,
    Скользит его мысль над молчаньем.
    Чтобы высоких башен пожар
    И лик этот помнить могли,
    Двигайся тихо – пусть шум не тревожит
    Это виденье вдали.
    Женщина с виду – и всё же дитя,
    Вдали от взоров толпы
    Она певучей походке цыганской
    Учит свои стопы.
    Ккак водомерка над гладью озёр,
    Скользит её мысль над молчаньем.
    Чтобы девичий ум первобытный Адам
    Смущал весенней порой,
    Выгони этих детей из капеллы,
    Тяжкие двери закрой;
    Там на высоких лесах Микеланджело
    Видит картины Суда,
    Кисть его тише крадущейся мыши
    Ходит туда-сюда.
    Как водомерка над гладью озёр,
    Скользит его мысль над молчаньем
    Ilia Vlasovje citiraoпре 4 године
    если злобное грозит мне жало,
    Но если сон смыкает сладкий круг,
    Но если пью проклятое вино, -
    Твое лицо мне видится одно.
    Марьямje citiralaпре 4 године
    В камине жар, как догоревший мост.
    Ты вспомнишь, как Любовь ушла в слезах
    И горевала высоко в горах,
    Лицом зарывшись в мириады звезд.
    Камила Багироваje citiralaпре 4 године
    Этот старинный (сделанный более пятисот лет назад) самурайский меч подарил Йейтсу во время его лекционной поездки по США в 1920 году Юндзо Сато, молодой японец, живший в Портленде. Йейтс долго отказывался от этого дара, но в конце концов принял его с тем условием, чтобы после смерти поэта фамильная реликвия была возвращена прежнему владельцу. Этот пункт был записан в завещании Йейтса и неукоснительно исполнен: меч вернулся в семью Сато.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)