Citati iz knjige „Лекции по искусству. Книга 3“ autora Паола Волкова

в 308-ом христианство выходит из подполья. В 325-ом году состоялся знаменитый Никейский собор. Это очень важная вещь. Никейский собор — это очень важный собор. Это победа над арианством и принятие главного Символа веры, то есть Троицы. Арианство: «Бог-Отец, Бог-Сын и Святой Дух — это ужасно»! Потому
третье, он собирал подаяние. Он разыгрывал из себя нищего и, когда возвращался домой, прежде чем умыться и раздеться, развязывал тряпицу и считал сколько он «заработал». Август всегда ставил себе задачу, сколько он должен собрать. И, когда у него не получалось, он говорил: «Какой же ты Август Цезарь?! Как можно доверить тебе нацию, если ты не можешь справиться с одним идиотом и уговорить его дать грош». В ответ на это, через какое-то время, он стал понимать, что в Риме знают о его забавах, но делают вид, что не узнают. И он стал искать места, где его не знают. Ему специально гадости говорили, пинали. Он был болен точно такой же болезнью, как и Цезарь. Наследственно. У него был тоже рак желудка. Он просил врачей сказать ему правду, когда умрет и просил не врать. Надо отметить, что в личных расходах он был очень скуп, в отличие от других римских Императоров, был очень скромен и ограничен, в жизни аскетичен. И вот, месяца за три, до смерти, он устроил очень большой пир. Он точно знал, кого позовет на него — у него были рассчитаны гости и время ужина. Август позвал и политических деятелей, и писателей, а самое интересное, что он позвал своих «товарищей по скитанию», чтобы молва пошла в народ. Ему ничего нельзя было пить и есть, но он немножко себе это позволил или делал вид, что ест, а когда положенные для пир
тот понял, что должен покончить жизнь самоубийством. Его никто убивать не будет, он сам должен сделать. А, как он должен это сделать? Пойти в похоронное бюро, все купить, прочитать внимательно инструкцию, затем найти предмет, к примеру скальпель, сесть в ванную, при определенной температуре, найти вену и заснуть себе тихонько. Лучше, ес
Часовня-памятник Тарковскому
Он был гениальный. Он и памятник Феллини сам сделал. Он все делал сам, даже фонтаны. Так о памятнике: он сделал такой круглый диск из огромной титановой плиты, а на ее краю установил кованые металлические ветки. И на ветках сидят две птицы — две души. И каждый раз, когда наступает полдень, то ветки, отбрасывая тень на титановую плиту, превращают ее в профиль Феллини и Мазины, обращенные друг к другу.
Памятник Феллини и Мазине
Рим оболган. И оболган христианством, обожавшим изображать Рим как жестокое, кровавое, языческое место, где только тем и занимаются, что травят все время людей — это такая духовная традиция натравливания. Это, во-первых. Во-вторых, мы должны признать себе, что нам очень трудно представить себе масштабы этой цивилизации. Поэтому вы должны помнить, что Рим — это цивилизация, связанная с гражданским зодчеством. Чего в Греции не было вообще. Философия, театр, искусство было, а гражданского зодчества — нет.
На самом деле, мы с вами все, являемся до сих пор наследниками средиземноморской цивилизации.
Эти стихи «Из Марциала» о смерти историка Плиния.
С тех пор, в европейской традиции ничего не изменилось, только портрет стали писать маслом, а позже делать фотографии.
Империи всегда многобожны. Вот они и решили построить храм всем богам. А какова идея храма всем богам? А эта идея все-таки круглая. Потому что никто из богов не должен быть выделен. Слово есть такое «круглый стол», да? Так вот, на круглом столе все должны быть равны — у каждого свое пространство.
Греки создали скульптуру. Они были скульпторами человеческого тела.
Если Корбюзье писал исследование по канону в ордере, то эту скульптуру описывали все. У Микеланджело есть исследования по этой скульптуре и у Родена есть исследования. Почему? Прежде всего — это композиция. Он нашел композицию. Скульптура полностью теряет свою связь с первоначальным столбом. Он придает ей движение, с опорой на одну ногу. Вот так! Видите или нет? Эта композиция, запомните раз и навсегда, называется хиазм.
Вот это вот и есть хиазм. Это потенциальное движение потенциального покоя. А что исследуется? А как он это сделал?

Есть книга «Мастера искусства об искусстве». Там опубликован канон Поликлета. Он опубликован всюду. Его все исследуют — Леонардо его исследует, к примеру, но я расскажу только самые главные вещи. Это схемы. Вы видите, что у него поднято одно плечо? Если плечо поднято, колено опущено. Если колено поднято, плечо опущено.
Совершенно фантастическое свидетельство оставляет Пифагор в своей просто уникальной работе «Аполлоне». Она о пяти свойствах Аполлона. Он поклонялся Аполлону в Дельфах и хотел, во что бы то ни стало, увидеть самое древнее изображение Аполлона, находящееся в одном из святилищ. Туда никого не пускали, но поскольку Пифагор был посвященный и было абсолютно очевидно, что он необычный человек, то его пустили в святилище, где находилось как бы первое изображение Аполлона. И Пифагор пишет, что он увидал столп, такой неподвижный, выглядевший, с одной стороны, как колонна, а с другой, имеющий очертание человека — с такими прижатыми руками, условно обозначенными складками, изображающими почти обездвиженные каннелюры колонн и, вдруг, он увидал внизу ноги. Колонна с ногами. А наверху голова — очень странная, с большими инкрустированными зелеными глазами из драгоценных камней.
На Пиру категорически запрещалось говорить о политике, о хороших и плохих правителях, категорически запрещалось говорить о деньгах. Денежный разговор исключался. Богатый, бедный, у кого сколько денег. Запрещалось говорить о злых и добрых людях, то есть сплетничать. Запрещалось говорить о своей семье, про детей. Категорически запрещалось говорить о своей вере — это твое дело. Значит, о чем бедным людям разговаривать? Все табуретки из-под них вышиблены. Про политику нельзя. Ни политического анекдота — ничего. Про деньги нельзя, про своих детей нельзя, про себя — хорошего или чужих-плохих нельзя. Ни свою душу раскрыть, ни в чужую плюнуть. Нельзя! И о чем же они говорят? Они говорят о том, что нарисовано на вазе. Разговор начинается с того, что нарисовано на вазе.
Союз художников приглашался для выполнения только заказных работ. А надо сказать, что союз содержался на деньги не только всех полисов, но и на деньги меценатов — богатых людей.
Так вот, когда они создали единый Олимпийский мир, куда попадали только те, кто соответствовал нужным требованиям, следом был создан Художественный союз. Этот Художественный союз был интерполисный, космополисный и помещался сначала в городе Милете. Туда попадали только особо одаренные к строительству и пластике люди. Особо одаренные.
А как они любили тело человека! Это был главный предмет изображения. Не портрет, не голова, а тело человека.
Вообще, греки были создателями идей. Они, как чеширский кот. Вы знаете, что такое чеширский кот? Да? Это, когда улыбка есть, а кота нет. Они улыбку создали. Подлинной скульптуры очень мало, архитектуры подлинной очень мало, рукописи подлинной очень мало, а в Греции есть. Всех обслуживают. Они — чеширский кот. Они идеи создали.
Как замечательно сказал один из самых великих философов нашего времени Мераб Константинович Мамардашвили: «Вся история европейской философии есть лишь комментарий к Платону».
Греция и Рим — это средиземноморская античность. Две руки. Одна рука, скажем, правополушарная. Другая — левополушарная. Это две, совершенно разные культуры. Абсолютно. Очень мало имеющие общего между собой. Это очень большое заблуждение считать, что они, как бы имеют общий корень и общую традицию. Это не так.
bookmate icon
Jedna cena. Obilje knjiga
Ne kupujete samo jednu knjigu već celu biblioteku… po istoj ceni!
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)