Крымская война. История за час, Евгения Кайдалова
ru
Knjige
Евгения Кайдалова

Крымская война. История за час

Čitajte
Александра Кузнецова
Александра Кузнецоваje citiralaпре 2 месеца
Основным орудием своей борьбы с Россией Британия видела не пехоту, а флот («Британия, Британия, владычица морей» [3]) и потому совместно с Францией объявила России ультиматум: русские войска должны быть выведены с территории Молдавии и Валахии к марту 1854 г. Почему именно к марту? Потому что как раз в это время Балтика становится судоходной и с Россией можно будет померяться силами благодаря действиям флота. Захватить Санкт-Петербург с моря было бы пределом мечтаний союзников
Александра Кузнецова
Александра Кузнецоваje citiralaпре 2 месеца
Николай потребовал от султана ни много ни мало согласиться на то, чтобы Россия покровительствовала всему православному населению в его владениях (в основном сосредоточенному на Балканах).
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Человеком, поведавшим Александру II о чудовищных злоупотреблениях интендантов, был выдающийся врач Николай Иванович Пирогов. Профессор с 26-летнего возраста, автор первого в России анатомического атласа, изобретатель целого ряда щадящих хирургических приемов, Пирогов с самого начала обороны Севастополя отправился в осажденный город, где стал главным хирургом. Именно во время Крымской войны Пирогов ввел целый ряд новшеств, которые с тех пор прочно вошли в арсенал и военной и гражданской медицины.
Самым важным из них стал конечно же эфирный наркоз. Впервые он был применен Пироговым еще во время Кавказской войны, но Крымская стала широким полигоном для отработки его использования. Операция, во время которой пациент не чувствует боли, — это стало величайшим прорывом в медицине!
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Александру II, сменившему на троне Николая I, и, когда после очередного путешествия Шлиман подал прошение о возвращении в Россию, Александр отклонил его довольно своеобразным способом. «Пусть приезжает — повесим», — лаконично высказался царь.
Впоследствии Шлиман уехал в Грецию и Турцию и там, используя нажитый во время Крымской войны капитал, произвел раскопки древних городов и обнаружил уникальные артефакты, ныне известные как «золото Шлимана». Эти находки обессмертили его имя.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Примерно в одно время с миссией Флоренс Найтингейл в России была основана Крестовоздвиженская община сестер милосердия. Ее учредительницей стала великая княгиня Елена Павловна, вдова младшего брата Николая I, Михаила.
Она обратилась с воззванием ко всем русским женщинам, которым не могли препятствовать семейные обязательства, оказать помощь больным и раненым в Крыму. Таким образом, состав общины был довольно разнородным: в него вошли и монахини, и знатные дворянки, и простые мещанки. Подавая пример нерешительным, великая княгиня ежедневно посещала больницы, на время становясь сестрой милосердия и собственноручно перевязывая раны. Вся деятельность общины финансировалась ею самой.
5 ноября 1854 г. первая партия из 35 сестер милосердия и нескольких врачей отправилась в Крым, где их ждал Николай Иванович Пирогов. Очень скоро за ней последовала вторая. Всего в Крыму работало более 150 медсестер.
То, с чем столкнулись в крымских госпиталях эти самоотверженные женщины, мало чем отличалось от того, что увидела Флоренс Найтингейл со своими сподвижницами. «Горькая нужда, беззаботность, медицинское невежество и нечисть соединились вместе в баснословных размерах» — так писал об этом Пирогов [1]. Он добавлял, что больные были положены на нарах «один возле другого, без промежутков, без порядка, без разницы, с нечистыми вонючими ранами возле чистых… как собак, бросили их на земле, на нарах, целые недели они не были перевязаны и даже не накормлены».
Лишь с появлением Пирогова и сестер милосердия из Крестовоздвиженской общины уход за ранеными начал осуществляться должным образом. «Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операциях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями, и за смотрителями, и даже за врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помогающей, оживляет плачевную юдоль страданий и бедствий» — так оценивал роль сестер милосердия Пирогов [там же]. А «первая ласточка» медсестринского дела — Даша Севастопольская, награжденная по приказу Николая I медалью и немалыми по тем временам деньгами, — естественным образом влилась в их ряды.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Поразительно, но факт: во все предшествующие времена ни одна армия ни в одной стране мира не имела медсестер. Если за ранеными солдатами кто-то и ухаживал, то это были их товарищи по оружию — и лишь в том случае, если хватало времени и сил. За исключением такой неумелой и эпизодической помощи страдающие люди в основном оставались наедине со своими мучениями в антисанитарных условиях, и смертность в военных госпиталях была чрезвычайно высокой.
Даша Севастопольская (Дарья Лаврентьевна Михайлова, в замужестве — Хворостова) рано потеряла мать, а отец ее, служивший матросом, погиб в Синопском сражении. В наследство юной сироте достался жалкий домишко, а на жизнь она зарабатывала стиркой. Узнав о сражении при Альме, Даша, прекрасно знавшая армейский быт, решила облегчить горькую участь раненых солдат. И тогда, продав свой дом, она купила лошадь с повозкой, все необходимое для перевязывания ран и отправилась на север навстречу ретирующейся армии — врачевать тех, кого еще можно было спасти.
Отважная девушка стала первой представительницей той новой службы, которая практически одновременно возникла у обеих противоборствующих сторон. Речь идет о профессиональных сестрах милосердия.
Письма английских и французских солдат на родину, приходившие из-под Варны в разгар эпидемии холеры, не могли не вызвать общественного резонанса. И вскоре после высадки союзников в Крыму туда отправились французские монахини, чтобы ухаживать за больными и ранеными. А затем и в Англии появилась личность, буквально перевернувшая все предыдущие представления о том, какой должна быть фронтовая медицина.
В отличие от осиротевшей матросской дочери Даши Севастопольской Флоренс Найтингейл стояла почти на вершине социальной лестницы. Дочь крупного землевладельца, она должна была последовать в жизни только одним путем — выйти замуж и блистать в свете. Однако Флоренс пошла против воли родителей, отвергла достойного кандидата в мужья, ухаживавшего за ней 9 лет, и избрала профессию, которая считалась подходящей лишь для беднейших девушек: стала медсестрой лондонской частной больницы для гувернанток на Харли-стрит. Блестяще проявив себя на низшей должности, всего через год Флоренс возглавила это медицинское заведение. Руководя персоналом, она сумела обеспечить в стенах больницы строжайшую гигиену и справиться со вспышкой холеры.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Участь раненых солдат, участников боя при Альме, была незавидной. «Сотни раненых, только что оставивших поле битвы и отставших от своих бегущих полков, с умоляющими жестами и раздирающим душу стоном, с воплями отчаянья и страданий они просят взять их в фургоны, битком уже набитые. Один едва плетется без руки и с простреленным животом, у другого оторвало ногу и разбило челюсть, у того вырвало язык и изранило все тело, и несчастный только минами может показывать, чтоб ему дали глоток воды. А где ее взять? Верст на 15 от реки Качи до Альмы ни одного ручейка» [3].
Представьте себе, что испытали эти несчастные, можно сказать, обреченные люди, когда перед ними вдруг возникло нежданное избавление от страданий — санитарная повозка, в которой сидела девушка. Она сразу же принялась поить страдальцев припасенной водой, промывать их раны уксусом, перевязывать чистым полотном и подбадривать вином, притупляя боль. Раненые едва верили своему счастью, и немудрено: девушка в повозке была первой в России сестрой милосердия; она осталась в истории под именем Даши Севастопольской.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Однако произошло чудо: немногочисленные защитники города были настроены настолько решительно, что им удалось сбросить вражеский десант с высоты обратно в море. Рассыпавшись в цепи, солдаты и матросы пошли в рукопашную, а то, что случилось затем, очевидец событий описывает так: «Всякому военному покажется невероятным, что маленькие отряды в 30 и 40 человек, поднимаясь на высоты под самым жестоким ружейным огнем, осыпаемые ручными гранатами, успели сбить, сбросить и окончательно поразить тех англичан и французов, которые так славились своим умением делать высадки… Бегство врагов — самое беспорядочное, и, гонимые каким-то особенным паническим страхом, везде преследуемые штыками наших лихих матросов, они бросались с обрывов… целыми толпами, так что изуродованные трупы их едва поспевали уносить в шлюпки» [3].
Неприятельские корабли спешно покинули русские воды.
Однако было очевидно, что союзники постараются взять реванш за Петропавловск. Не дожидаясь этого, весной 1855 г. батареи на берегу разоружили, корабли передислоцировали, а население эвакуировали в глубь страны. Когда летом близ города появилась жаждущая мщения англо-французская эскадра, воевать ей было не с кем. Боевые корабли развернулись и уже до конца войны оставили непредсказуемый город в покое.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
В соответствии с этим планом в июне 1854 г. английская эскадра, вошедшая в Белое море, предприняла попытку прорваться к Архангельску. Однако береговые орудия и канонерские лодки открыли огонь по неприятельским судам, принудив их к отступлению.
Словно забыв о том, зачем они оказались в северных водах (для устрашения противника), англичане с присоединившимися к ним французами начали совершать пиратские набеги на мирные селения вдоль побережья Белого моря и грабить их. Чтобы придать происходящему видимость войны, бомбардировкой был стерт с лица земли крошечный городок Кола, не имевший ровным счетом никакого стратегического значения (позже он был отстроен вновь). Также британские пароходы сделали попытку атаковать Соловецкий монастырь. Однако нескольких пушек, имевшихся на острове, оказалось достаточно для того, чтобы атака захлебнулась. Во время атаки монахи и мирное население острова устроили крестный ход на крепостной стене. Ни один из его участников не пострадал при бомбардировке.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Синопское морское сражение стало знаковым по двум причинам. Во-первых, оно оказалось последним в истории крупным сражением эпохи парусного флота. А во-вторых, именно этот триумф русского оружия заставил Англию и Францию, до сих пор официально соблюдавших нейтралитет, объявить войну России.
Андрей
Андрейje citiraoпрошле године
Крымская война, которая началась 4 октября1 1853 г. и закончилась 13 февраля 1856 г., не имеет аналогов в истории по двум причинам. Первая состоит в том, что ни одна другая война не имела столь ничтожных геополитических последствий. Ни одна из вовлеченных в конфликт держав не достигла своей цели, а проигравшая сторона очень быстро сбросила с себя ярмо тех ограничений, которые наложили на нее победители-союзники
wvicstel
wvicstelje citiralaпрошле године
Валахии к марту 1854 г. Почему именно к марту? Потому что как раз в это время Балтика становится судоходной и с Россией можно будет померяться силами благодаря действиям флота. Захватить Санкт-Петербург с моря было бы пределом мечтаний союзников, однако они понимали – взять усиленно охраняемую столицу, не имея возможности подвести к городу еще и сухопутную армию, было нереально
wvicstel
wvicstelje citiralaпрошле године
состав «империи, над которой никогда не заходит солнце» входили Канада, Южная Африка, Судан, Родезия, Австралия, Новая Зеландия, Ирландия, Индия, Бирма, Сингапур и множество относительно небольших островов
wvicstel
wvicstelje citiralaпрошле године
татарское население Крымского ханства, находившегося в вассальной зависимости от Османской империи, обеспечивало османов чрезвычайно ценным товаром – рабами-славянами. С рабского рынка в Кафе (современная Феодосия) жертвы разбойных набегов уплывали, скованные цепями, по всему Средиземноморью. Оттого-то во многих европейских языках слово «раб» созвучно слову «славянин».
orela17431
orela17431je citiraoпре 2 године
В тот момент, когда высохли чернила на бумаге и дипломаты обменялись рукопожатиями, стало очевидно, что три военных года, погубившие столько человеческих жизней, не принесли ощутимой выгоды ни одной стороне. Самой серьезной статьей договора было запрещение всем черноморским державам иметь военные флотилии в Черном море, но все же и для России, и для Турции была сделана уступка: несколько военных пароходов они оставить себе могли. А в 1871 г. (то есть всего 15 лет спустя) в рамках Лондонской конвенции Россия вернула себе право на полноценный Черноморский флот.
orela17431
orela17431je citiraoпре 2 године
Четвертая бомбардировка была устроена 5 июня с тем, чтобы 6-го начать штурм города. Ведь именно 6 июня исполнялось 40 лет со дня битвы при Ватерлоо, и взятие Севастополя именно в этот день должно было, по мнению французов, означать реванш за поражение в 1815 г. Однако итогом штурма стало то, что в тогдашних английских газетах назвали «парадоксальнейшей из побед». Чуть живые солдаты и матросы чудом отстояли город. Одетые в парадную форму 30 000 французов и 15 000 англичан 9 раз за этот день шли на приступ и все 9 раз были отбиты.
orela17431
orela17431je citiraoпре 2 године
По всей Англии женщины вязали обтягивающие шапочки с прорезями для носа и глаз и присылали их мерзнущим солдатам — позже эти шапки назовут «балаклавами»
orela17431
orela17431je citiraoпре 2 године
Одним из тех, кто в течение всей войны осуществлял поставки в русскую армию и сколотил на этом огромное состояние, был знаменитый в будущем археолог-любитель Генрих Шлиман, первооткрыватель легендарной Трои. Незадолго до войны приехав в Россию, он переделал свое имя на русский манер (назвавшись Андреем Аристовичем), женился на дочери юриста и стараниями тестя был приписан к купеческому сословию, которое тогда освобождалось от рекрутской повинности и имело особые льготы в налогообложении и организации торговли.
Крымская война стала для свежеиспеченного купца настоящим Клондайком. Благодаря связям в деловом мире, Шлиману удалось сделать свою компанию генеральным подрядчиком русской армии. Под его надзором в Крым отправляли боеприпасы — селитру, серу, порох, свинец, а также одежду и обувь: сапоги с подошвами, которые снашивались за неделю, и мундиры, ткань которых расползалась после недолгой носки. Этот бросовый товар продавался по цене товара высшего качества, что приносило невероятные барыши. О махинациях Шлимана стало известно даже императору Александру II, сменившему на троне Николая I, и, когда после очередного путешествия Шлиман подал прошение о возвращении в Россию, Александр отклонил его довольно своеобразным способом. «Пусть приезжает — повесим», — лаконично высказался царь.
orela17431
orela17431je citiraoпре 2 године
С тех пор в английский язык вошло выражение «тонкая красная линия» (The Thin Red Line), означающее грань, после которой нельзя гарантировать безопасность.
orela17431
orela17431je citiraoпре 2 године
Представьте себе, что испытали эти несчастные, можно сказать, обреченные люди, когда перед ними вдруг возникло нежданное избавление от страданий — санитарная повозка, в которой сидела девушка. Она сразу же принялась поить страдальцев припасенной водой, промывать их раны уксусом, перевязывать чистым полотном и подбадривать вином, притупляя боль. Раненые едва верили своему счастью, и немудрено: девушка в повозке была первой в России сестрой милосердия; она осталась в истории под именем Даши Севастопольской.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)