ru
Феликс Керстен

Пять лет рядом с Гиммлером. Воспоминания личного врача. 1940–1945

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
Natalyaje citiralaпре 2 године
– Великие замыслы требуют от нас переступить через мертвых и построить новую жизнь.
Natalyaje citiralaпре 2 године
В данном случае Гиммлер, как с ним часто случалось, цеплялся за свои предрассудки, не желая рассмотреть проблему со всех сторон.
Nikolay Khokhlovje citiraoпре 3 године
Господин Керстен, разумеется, я не могу положить перед вами на стол признание преступника с его собственной подписью. Чтобы ясно увидеть всю картину, вы должны изучить под микроскопом деятельность масонов за последние два века. Тогда сможете подтвердить: ведущие масоны принимали участие в свержении любого правительства. Они приложили руку ко всем тяжелым финансовым кризисам, которые привели экономику нашей страны на край пропасти. Масоны играют важную роль в экономической и интеллектуальной жизни страны и ведут за собой других масонов. Те решительные люди, которые вели против нас Первую мировую войну, – масоны. Во Второй мировой войне всемирное масонство снова объединилось против нас. В некоторых англосаксонских странах практически невозможно занять какое-либо положение в промышленности или политике, если только вы не масон. Разве это не достаточные доказательства, господин Керстен?
Антон Балje citiraoпре 3 године
– Но почему нас поддерживают массы? Может быть, вы скажете мне, раз так много знаете об этом?
– Охотно, господин Гиммлер, но не обижайтесь, если я выскажусь откровенно. Вы всерьез полагаете, что массы идут за вами из-за особого уважения к национал-социалистической идеологии? Это происходит лишь потому, что они кое-что получают от нее. Рабочий, имеющий хороший заработок, вдовы, сравнивающие свою нынешнюю пенсию с той, что получали в предыдущую войну, приходят к выводу, что национал-социализм – вещь хорошая. Промышленники получают огромную прибыль от производства вооружения и полагают, что могут отлично поладить с вами. Родителям больше не надо волноваться за судьбу своих умных детей, поскольку государство платит за их специальное обучение в «Наполас» и очень довольно, когда они решают стать офицерами в армии или в ваффен-СС, разрешая им в этом случае продолжать обучение, что очень приятно для родителей. Вы обещали землю на востоке для младших сыновей крестьян, которым прежде приходилось своим потом зарабатывать на кусок хлеба. Они облегченно вздыхают и с энтузиазмом поют: «Мы шагаем на восток».
Гиммлер просиял и сказал:
– Ну, разве это не чудесно, господин Керстен? Реальный практический национал-социализм
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Гиммлер отличался исключительным трудолюбием, стараясь выполнить почти все возложенные на него задачи. К ужасу своего штаба, он работал почти каждый день до 3 или 4 часов утра. Многие разговоры с членами его штаба проходили ночью. Он заявлял:
– История будет интересоваться не тем, сколько часов Генрих Гиммлер спал, а тем, чего он достиг. У нас будет время для сна, когда война кончится. Мы в Германии всегда слишком много говорим и слишком мало действуем. У фюрера должен быть по крайней мере один человек, на которого он может безусловно полагаться, и я хочу быть именно этим человеком.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Я спросил, повесится ли он сам, если Гитлер прикажет. Гиммлер потрясенно смотрел на меня мгновение, затем сказал:
– Да, конечно! Немедленно! Ведь если фюрер отдаст такой приказ, у него будут на то причины. И не мне как послушному солдату оспаривать эти причины. Я признаю только безусловное подчинение.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
После ужина Гиммлер сказал мне, что прочитал меморандум и сегодня же говорил о нем с Гитлером. Гитлер в ярости вырвал меморандум у него из рук – кто осмеливается лишать его победы сейчас, когда он – хозяин России?! Это абсолютно бесспорно. Затруднения на Сталинградском фронте будут преодолены в течение нескольких недель, после чего Россия упадет к его ногам как созревший плод. «Мы – единственный народ, умеющий использовать психологию русских себе на пользу», – кажется, вот что он сказал. Гиммлер решил, что вопрос закрыт.
Помимо этого он подробно рассказал мне, что Гитлер собирается сделать с Россией. Территорию вплоть до реки Обь он включит в состав рейха. Область между Обью и Леной будет передана в управление англичан, так как Гитлер надеялся вскоре прийти к взаимопониманию с Англией. Та должна понять, что война ведется не против ее положения в мире, а против мировых врагов – еврейских большевиков. США получат земли между Леной, Камчаткой и Охотским морем.
Я удивленно спросил:
– А что отдадут японцам?
Гиммлер ответил:
– У них уже есть Северный Китай, а также Филиппины и голландские колонии.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Я находился на разных позициях по очереди, в основном с Чиано или Риббентропом. Графу Чиано фантастически везло, фазаны падали на него как манна небесная. Он сиял и был в превосходном настроении. Когда я на мгновение оказался за спиной Гиммлера, он издал рычание и сказал мне: «Смотрите, как везет Чиано! Хотелось бы мне, чтобы итальянцы в Африке были такими же хорошими стрелками! В Албании они разбегались, как овцы от волка.
Но здесь Чиано великолепен! Итальянцы всегда герои там, где нет опасности»
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Гиммлер остановился, аккуратно зажег сигару и, глядя на голубые кольца дыма, продолжал, словно обращаясь к самому себе:
– В одном отношении Гейдрих был незаменим. Он обладал безошибочным чутьем на людей. Опять же в основе этого лежал его внутренний конфликт. Будучи сам расколотой личностью, он с уверенностью мог ощутить такой раскол в других. Он предвидел поступки врага или друга с совершенно поразительной ясностью. Его коллеги почти не осмеливались ему лгать; он всегда чувствовал ложь. Он мог читать их побуждения, как открытую книгу. Разумеется, начальником он был нелегким, и его справедливо боялись. Он навязывал подчиненным собственное беспокойство и погонял их так же, как что-то непрерывно погоняло его. В целом он был воплощением недоверия – «сверхподозрительным», как его называли, – и никто не мог этого долго выдержать. Если, презрительно скривив губы, он заявлял: «Господин рейхсфюрер, этот человек – негодяй», то в этом всегда что-то было, и достаточно скоро он с триумфом предъявлял доказательства. На многих докладах, которые мне приносили, а я передавал их ему, чтобы он высказал свое мнение, появлялась надпись: «Не верьте этому – просто слух – дикое измышление». Когда я спрашивал его, предпринимал ли он расследование по данному докладу, Гейдрих отвечал – еще нет, это просто его ощущение. Обычно он оказывался прав. Он никогда не забывал раз услышанных имен; его дар к сопоставлениям превосходил все прочие таланты, он был живой картотекой, мозгом, в котором хранились и сплетались воедино все нити. Короче говоря, он был прирожденным офицером разведки и идеальным главой полиции безопасности.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Именно Гейдрих подбивал Гиммлера на то, чтобы ваффен-СС проводили тренировки, стреляя друг в друга боевыми патронами; пара убитых и раненых – не в счет. Гиммлер случайно упомянул об этом Герингу, который ответил абсолютно серьезным тоном:
– Мой дорогой Гиммлер, я уже так делаю в своих люфтваффе. Проверка на храбрость – часть обязательной тренировки летчиков.
Гиммлер, очень заинтересовавшись, спросил, как все это выглядит. Геринг ответил:
– Все очень просто, небольшое испытание с парашютами. Два раза прыгаешь с парашютом, третий раз – без него.
С тех пор разговоров о проверке на храбрость в СС больше не велось.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Очень выразительный человек: высокий, худощавый, светловолосый – крайнее выражение нордического типа – и блестящий оратор в лаконичном военном стиле. В противоположность Гиммлеру, который часто изъяснялся довольно неуклюже, он всегда бил в точку, не теряя своего лоска.
Мне часто доводилось слушать аргументы, которыми Гейдрих подкреплял свои разнообразные предложения. Временами они представляли собой шедевры риторики: краткое описание человека или предмета, затем аргументация, аккуратно подводящая к решающему козырю, который Гейдрих выкладывает последним, и, наконец, выводы, против которых Гиммлер не может ничего возразить.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
– Мы помиримся с Англией точно так же, как и с Францией, – сказал Гесс. – Всего лишь несколько недель назад фюрер снова говорил о великой роли Британской империи в мировом порядке. Германия и Франция вместе с Англией должны выступить против врага Европы – большевизма. Именно по этой причине фюрер позволил английской армии спастись из Дюнкерка. Он не хотел отрезать путь к взаимопониманию. Англичане должны оценить это и воспользоваться случаем. Я не могу себе представить, чтобы холодная, расчетливая Англия сунула голову в советскую петлю, вместо того чтобы спастись, придя к соглашению с нами.
Николай Свириденкоje citiraoпре 5 година
Очевидно, Гиммлер слышал об этом впервые.
– Не собираетесь же вы сказать, что психиатры могут излечить гомосексуализм? Они – просто банда, растаскивающая человеческую душу по кусочкам, а во главе их стоит Фрейд, почетный президент-еврей, хотя они могут потихоньку отречься или избавиться от него, если это будет им выгодно.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)