Московская сага. Книга 2. Война и тюрьма, Василий Аксенов
ru
Knjige
Василий Аксенов

Московская сага. Книга 2. Война и тюрьма

Čitajte
InDogWeTrust
InDogWeTrust je citiralaпре 3 године
Проходя мимо очередей, Вадим неизменно думал: сколько же вам еще терпеть, родные? Сколько горя мы вам принесли своими идеями, своим оружием! И вот сейчас приближается победа, мы уцелели как нация, но опять как нация рабов, черт побери! И, как всегда, проклятый «таракан» не оставляет нам ничего, кроме очередного тупика. Ведь не поднимешь же восстание после такой войны! И кто за тобой пойдет, когда все лавры победы будут возложены на самого гнусного, самого преступного! Грязное кощунство внедряется повсеместно: «За Родину, за Сталина!» И теперь он сидит как равный, да что как равный – как главный среди лидеров демократических стран! Это же дьявольское наваждение!
InDogWeTrust
InDogWeTrust je citiralaпре 3 године
Поезд и на самом деле мог отойти в любую минуту, но похоже было и на то, что он может отойти и через несколько часов, а может быть, и совсем не отойти.
b0679697635
b0679697635je citiraoпре 2 месеца
Театральной площади. Впрочем, ей никогда не приходило в голову, что одно имеет к другому хоть малейшее отношение. Перелетев площадь и приземлившись на ее карнизе, голубиный король сначала склевывал все остатки белых крошек, только потом уже начинал ухаживание, которое отличалось продолжительностью и куртуазностью.

Свет на экран

b0679697635
b0679697635je citiraoпре 2 месеца
Театральной площади. Впрочем, ей никогда не приходило в голову, что одно имеет к другому хоть малейшее отношение. Перелетев площадь и приземлившись на ее карнизе, голубиный король сначала склевывал все остатки белых крошек, только потом уже начинал ухаживание, которое отличалось продолжительностью и куртуазностью.
Igor Morev
Igor Morevje citiraoпре 2 године
Не Пигмалиона же, черт побери, в самом деле?
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
– Страшно, – сказал зоотехник Львов. – Однако в мире есть кое-что и кроме страха.
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
Давайте выпьем за русскую литературу! Эта нация ни хрена не создала великолепного, кроме литературы
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
Они заслужили, в конце концов, хоть изредка видеть то, что они хотят, а не то, что им предлагает проклятая война.
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
Вот так это иной раз получается. Выходишь из дома, где все застоялось, где и сам ты закис в тоске, и улица вдруг мгновенно меняет твое настроение. Новый воздух приносит необъяснимый подъем. Кажется, что впереди все-таки еще есть какое-то будущее.
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
«Черт догадал меня родиться в России с душою и с талантом».
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
Вот наконец-то, в пятьдесят два года, встретил свою женщину. Вся моя жизнь до нее, с моим холостяцким эгоизмом, со всеми моими привычками, с так называемой свободой, с так называемым сексом, была свинством, потому что в ней не было этой женщины.
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
Замечательно, что этот идеальный коммунизм возник изначально все-таки под землей.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Эту улицу он долго и упорно называл старым именем – Тверская, пока не перевел новое название на английский. С тех пор стал величать главную улицу столицы победившего социализма на свой лад, the Bitter Street – Горькая улица, что звучало, с его точки зрения, вполне уместно.
okuznetsova
okuznetsovaje citiraoпре 2 године
Здесь же, на войне, все это человеческое оборачивается отвратным кривлянием, как будто кто-то передразнивает – вот мечтал о чем-то, вот теперь получи это в реальном виде, то есть в мародерстве, свинстве, как будто тебя уже раз и навсегда вписали в грязный реестр, как будто уже решено, что не быть тебе человеком.
okuznetsova
okuznetsovaje citiraoпре 2 године
Здесь же, на войне, все это человеческое оборачивается отвратным кривлянием, как будто кто-то передразнивает – вот мечтал о чем-то, вот теперь получи это в реальном виде, то есть в мародерстве, свинстве, как будто тебя уже раз и навсегда вписали в грязный реестр, как будто уже решено, что не быть тебе человеком
Дарья Кулакова
Дарья Кулаковаje citiralaпре 2 године
Разве вы не понимаете, они повсюду, – шептала Вероника. – Всякий раз, когда мы с вами встречаемся на улице Горького, они немедленно появляются вокруг. Сегодня, когда я осталась на бульваре, они немедленно подсунули мне какую-то свою мерзкую старуху с вязаньем. А когда мы ехали сюда, вы не заметили «скорую помощь»? Вы думаете, это действительно была «скорая помощь»?
Дарья Кулакова
Дарья Кулаковаje citiralaпре 2 године
– Может быть, ты прав, – задумчиво сказал отец. – Скорее всего, ты прав... ты это лучше понимаешь как профессионал...
Индира Юнусова
Индира Юнусоваje citiralaпре 2 године
: «Господи, вступись Ты за Советы! Защити ты нас от высших рас, Потому что все Твои заветы Гитлер нарушает чаще нас...»
Индира Юнусова
Индира Юнусоваje citiralaпре 2 године
Отгадка состояла в том, что если страной правит банда, то и все неясности надо объяснять простейшей уголовной логикой.

Менеджмент власти

Anastasia Ofitserova
Anastasia Ofitserovaje citiralaпре 2 године
Война – тысячи кожно-мышечно-костяных контейнеров живой сути, каждый в путанице своих собственных рефлексов, страхов и надежд, ежедневно встают и бегут навстречу летящим к ним миллионам отшлифованных кусочков металла, не вмещающих никакой сути, кроме взрывчатки. Каждую минуту происходят тысячи трагических – или элементарных? – стечений обстоятельств, соединения скоростей и остановок, движений влево или вправо, падений или подъемов, совпадений с неровностями земли, соединение секунд, мгновений, и живое сталкивается с неживым, плоть налетает на сталь или догоняется сталью, разрывается ею, с ревом или молча исторгает из рваных дыр вслед за мгновенно исчезающим паром крови свою личную, неповторимую суть, которая тут же растворяется в черных клубах стоящего на весь охват неба пожарища.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)