Евгений Добренко

  • b1769417079je citiraoпре 2 године
    Память обретала свою исконную функцию — противостоять истории
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    В какой-то момент Сорокин попытался манифестированно уйти от устоявшейся репутации автора, тексты которого предназначены для узкой аудитории знатоков постмодерна, ценителей нарушения норм и запретов, продвинутых критиков и западных славистов[1], став медийной фигурой и перманентным возмутителем общественного спокойствия, вызывающим резко противоположные реакции в диапазоне от «калоеда» (после выхода «Голубого сала») до политического пророка (после выхода «Дня опричника»).
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    «обновизм» (renewalism), — примерами которого могут служить как «День опричника», так и сценарий фильма «4», — метамодернизм «Ледянoй трилогии» или «иномодернизм» (altermodernism) «Теллурии»[2].
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    Но то, что я любитель, а не профессионал, это точно. У меня отношение к этому процессу как к сугубо приватному занятию. Для меня это род терапии. Я написал недавно небольшую статью, это попытка самоанализа и взгляд на текст как на психотерапию и щит от социума, попытка борьбы со своей психикой. Для меня текст и процесс писания — это транквилизатор, который многое глушит и позволяет забывать об ужасе этого мира, в котором мы оказались (я имею в виду не советский мир, а просто эту реальность)
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    Я никогда не понимал, почему это кому-то еще интересно. Я предполагал, что есть люди с такой же психосоматикой, но почему-то их оказалось немало. Для меня это, честно говоря, сюрприз. Сколько людей, столько и психосоматик, у каждого свои предпочтения. Я уверен, что текст для многих читателей и процесс чтения — тоже отчасти наркотик, релаксант и транквилизатор. Все, что связано с чтением моих текстов, для меня полная загадка, я в этом ничего не понимаю. Более того, каждый раз, когда я вижу свою вышедшую книжку, меня это просто шокирует, потому что это нечто совсем другое, чем написанный для себя текст, который можно показать друзьям.
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    Вот почему его стиль растворяется в языке.
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    Начав с критики механизмов, с помощью которых различные типы дискурса — в том числе и литературный — устанавливают свою власть над реальностью (ее представлением и истолкованием), писатель Сорокин не перестал был писателем, продолжая демонстрировать власть своего языка, казалось бы, уже обнажившего пустоту своих онтологических претензий, над все более расширяющимся кругом читателей.
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    как было известно еще Алисе в Стране чудес, «когда не знаешь, что говорить, говори по-французски»
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    Ни одно существительное не остается без уточняющего определения: «желтый кубинский сахар в краснодарском чае».
  • Dasha Belayaje citiraoпрошле године
    Тщательно выписанная «жизнеподобная» словесная ткань (условно говоря, проза Гладилина) представляет нулевой — базисный — слой в речевой конструкции всего романа
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)