bookmate game

Владислав Ходасевич

    Юлия Мельниковаje citiralaпре 2 године
    Воистину, мой поступок был вызван очень большою любовью к нему: я не хотел обидеть его снисхождением. Но лучше мне было понять, что нужно только любить его - несмотря на все и поверх всего. Это я понял, когда уже было поздно.
    Светлана Тройноваje citiralaпре 5 месеци
    особенность эпохи — глубочайшая ложь и притворство, которыми она была пропитана, вечный «камуфляж», без которого нельзя было ступить шагу.
    Даниил Ильяшевичje citiraoпре 2 године
    Он поддерживал эту мечту, он сделался ее глашатаем – не потому, что так уж глубоко верил в революцию, а потому, что верил в спасительность самой мечты.
    Юлия Мельниковаje citiralaпре 2 године
    Демократию Брюсов презирал. История культуры, которой он поклонялся, была для него историей "творцов", полубогов, стоящих вне толпы, ее презирающих, ею ненавидимых. Всякая демократическая власть казалась ему либо утопией, либо охлократией, господством черни.
    Юлия Мельниковаje citiralaпре 2 године
    Брюсов, конечно, видел свое полное одиночество. Одно лицо, близкое к нему, рассказывало мне в начале 1922 года, что он очень одинок, очень мрачен и угнетен.
    Юлия Мельниковаje citiralaпре 2 године
    Еще с 1908, кажется, года он был морфинистом.
    Юлия Мельниковаje citiralaпре 2 године
    Одинокий, измученный, обрел он, однако, и неожиданную радость. Под конец дней взял на воспитание маленького племянника жены и ухаживал за ним с нежностью, как некогда за котенком. Возвращался домой нагруженный сластями и игрушками. Расстелив ковер, играл с мальчиком на полу.
    Анастасия Матецкаяje citiralaпре 2 године
    Обо всем в одних стихах не скажешь. Жизнь идет волшебным, тайным чередом,

    Точно длинный шарф кому-то вяжешь, Точно ждешь кого-то, не грустя о нем.

    Нижутся задумчивые петли, На крючок посмотришь - все желтеет кость,

    И не знаешь, он придет ли, нет ли, И какой он будет, долгожданный гость.

    Утром ли он постучит в окошко, Иль стопой неслышной подойдет из тьмы

    И с улыбкой, страшною немножко, Все распустит разом, что связали мы.
    Анастасия Матецкаяje citiralaпре 2 године
    И каждый вам неслышный шепот, И каждый вам незримый свет Обогащают смутный опыт Психеи, падающей в бред.
    Анастасия Матецкаяje citiralaпре 2 године
    Пробочка над крепким иодом! Как ты скоро перетлела! Так вот и душа незримо Жжет и разъедает тело.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)