Николай Калиниченко

Николай Михайлович Калиниченко — российский шахматист и шахматный литератор. Академик Академии шахматно-шашечного искусства при РАН, гроссмейстер Международной федерации игры в шахматы по переписке (ICCF). Автор более 40 книг по теории шахмат, изданных в России, Великобритании, Германии, Франции, Испании, США, Китае и других странах. В течение многих лет был научным редактором литературы по шахматам в издательстве «Физкультура и спорт».

Citati

vladlen01137302je citiraoпре 5 месеци
свобода не столь великое слово. Ты можешь идти куда глаза глядят, ни перед кем не отчитываться за поступки, лишь бы они не подпадали под уголовные деяния, только человеку требуется иное. Место жительства, даже если это не собственный дом, деньги, чтобы питаться, следовательно — хоть какая-то работа. Иначе свобода не в радость, а в сплошное горе.
Настя Сувороваje citiraoпре 2 године
Те, кому завтра исполнится двадцать,
Ищут свободу по съёмным квартирам.
Господи, дай им до нас достучаться,
Господи, дай им от нас отличаться,
Освободи от всеобщего тира,
Стильно сидящих солдатских мундиров,
Стройных моделей, беременных глянцем,
Глупых ведущих тв-шных эфиров.
Возраст, которого надо бояться.
Возраст, который предчувствуешь.
Двадцать.
Наши вселенные всё-таки длятся.
Панки, тихони, святые задиры.
Жизнь, как последняя воля кассира,
Выдана первой и лучшей зарплатой.
Здравствуй, грядущее племя пернатых!
Возраст дорог мы уже отпылили:
То ли мы были, а то ли мы сплыли,
Но выбирали извечное «или».
Двадцать:
Закончиться медленным танцем
Или за лезвие неба хвататься?
Двадцать –
И лето осенним багрянцем
Напоминало, что все мы – сосуды,
В коих Иисус начинается с будды.
Двадцать.
Пустые тетради открытий.
Юрий Гагарин ещё на орбите.
Машет рукою и просит влюбляться –
Разве не в этом великое, братцы!?
Время-герой, о котором забудут,
Или же майские ливни салютов?
Мы повторяемся в небе и всюду.
Тело души, ощущающей зрячесть,
Возраст, который ещё что-то значит:
Первая ласточка будущих планов,
Сердце, себя отдающее плавно
Девочке той, что любима навечно,
Даже когда эта вечность – на вечер.
Солнце – гремящих рассветов посуда.
Сколько рассветов поместится в сумме,
Если сложить планетарные сутки?
Настя Сувороваje citiraoпре 2 године
Ищут в себе хоть какого-то бога
Те, кому завтра исполнится двадцать.
Дай им уюта полуночных станций,
Выбора: с кем и на сколько остаться.
Не обрекая на шествие в ногу,
Господи, не осуди же их строго.

Utisci

Ник Одинцовje podelio/la utisakпре 2 године
👍Vredna čitanja

Срез современной поэзия. Всë про нас. О скитаниях вечных и о Земле.

  • Николай Калиниченко
    Созвездие кита. Орбиты
    • 68
    • 9
    • 3
    • 6
    ru
    Knjige
  • fb2epub
    Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)