Михаил Герман

    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Быть парижанином не значит родиться в Париже; это значит родиться там заново
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    В Париже я почти всегда оставался не более чем наблюдателем — то нищим и поднадзорным, то унизительно зависимым от тех, у кого приходилось жить, то относительно свободным в новые времена, — но никогда я не был участником его «трудов и дней», его реальной жизни, не сражался, как ежедневно и ежечасно сражаются французы, за право работать и выживать, не знал той работы на износ, которая необходима, чтобы не сгинуть в Париже
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    каждый не одичавший в мучительном комплексе национальной исключительности русский всегда хотел в Париж.
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Вероятно, русская культура испытывала нечто вроде ревности к свободе, которой, в отличие от нее, обладала культура французская. Свобода в эксперименте, независимость не только от художественных канонов и цензуры, но и от либерального ригоризма, свобода в самовыражении. Наконец (далеко не сразу обретенная и осознанная), свобода от обязательств перед обществом.
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Я часто вспоминаю Чаадаева, писавшего, что в России все, даже сама свобода, «носит печать рабства».
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Мало кто в мире не знает о Париже, и не думает о нем, и не мечтает сюда приехать, и Париж напитывается этой любовью, оста­ющейся — так часто! — лишь в сознании и мыслях миллионов людей.
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Париж так значим и так велик потому, что (вопреки суждениям иных великих умов) мир из поколения в поколения отдает ему свою любовь, почти не зная его; о нем помнят те, кто его не видел и не увидит, миф о Париже питает, растит Париж, прорастает в него и сливается с ним в неделимое целое.
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Чем пленяет этот город, почему ни Рим, ни Венеция, ни Брюгге, ни Лондон не могут стать для меня (да и только ли для меня!) этим единственным местом „вечного возвращения“, городом, способным рождать ностальгию даже тогда, ко­гда я живу в нем?
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    В Париже нелегко выстоять, но ни один город в мире не дает для этого столько сил.
    Volkova Yuliaje citiralaпрошле године
    Кажется, мадам де Сталь сказала, что Париж — «единственное место в мире,­ где можно обойтись без счастья». С этим трудно не согласиться: этот город если не заменяет счастья, то, наверное, может соперничать с ним.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)