А. Вялых

    Аня Абрамоваje citiralaпрошле године
    Это было спокойствие женщины, неприступной как скала; женщины, в которой бушуют страсти.
    Koziy Dariaje citiralaпрошле године
    «Разве кто-нибудь может представить, как искусно обманывают люди собственное сердце…»

    Юкио Мисима
    Наталия Щербинаje citiralaпре 2 године
    Эцуко утоляла не жажду – просто она инстинктивно наглоталась этой мутной воды, будто утопленник в заливе. То, что она ничего не желала, означало одно: она потеряла свободу выбора или свободу отречения. Если ты однажды решишь, что для утоления жажды у тебя нет иной возможности, кроме как осушить то, что попадется под руку, если даже это морская вода, то тебе ничего не остается…
    Однако после этого инцидента ни один мускул не дрогнул на лице Эцуко, она не показала вида, что нахлебалась морской воды. До самой ее смерти, казалось, никто не понимал, что она тонет. Она не звала на помощь, будто собственной рукой заткнула кляпом рот…
    Аня Абрамоваje citiralaпрошле године
    – Хорошо, – сказала Эцуко усталым голосом. – Так, значит, ты любишь Миё?
    Сабуро не понимал смысла ее слов, которые были за границами его словарного запаса. Эти слова принадлежали речи высшего сословия – как вещи, создаваемые на заказ. Он не слышал в них сердечности, они были излишни, звучали нескладно. Его связь с Миё ни в коем случае не могла быть продолжительной – их отношения были искренними, но скоротечными. Так два компаса реагируют друг на друга только на определенном расстоянии, но достаточно его увеличить – и взаимодействие прекращается. Слово «любовь» было неуместно в их отношениях.
    Аня Абрамоваje citiralaпрошле године
    Может быть, злом называется то, что ввергает человека в безразличие?
    rererererje citiralaпре 7 месеци
    «Разве кто-нибудь может представить, как искусно обманывают люди собственное сердце…»

    Юкио Мисима
    Katia Fedorovaje citiralaпре 2 године
    Превратить городского жителя в раба праздности – что может быть крепче петли деревенского межсезонья?
    Valentyna Ovseienkoje citiraoпре 8 месеци
    «А что за голос у него! Гнусавый, глухой, мрачный, подростковый. Неразговорчивый. А если сподобится что-то сказать, то слова произносит так, будто дает клятву, цедя их по одному. Слова простые, тяжелые – как тутовые плоды…»
    Valentyna Ovseienkoje citiraoпре 8 месеци
    Однажды летней ночью Рёсукэ почувствовал сквозь сон, как жена прикоснулась губами к его телу. Он шлепнул ее по щеке. «Ах, бесстыдница!»
    Valentyna Ovseienkoje citiraoпре 8 месеци
    Я сейчас думаю о замке – не живет ли кто в нем? – и сжала губы, чтобы не усмехнуться. Это спровоцировало Кэнсукэ на ироничное, с его точки зрения, замечание:
    – Ага, все-таки Эцуко-сан еще любит людей, не так ли? Люди, люди, люди… Стало быть, ты вполне нормальная. А вот я – нет! Мне далеко до тебя. Тебе нужно относиться к себе чуть бережней. Мне так кажется
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)