ru
Уильям Батлер Йейтс

Переводы из Уильяма Йейтса. Великое колесо возвращений

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
    Ида Садыховаje citiralaпре 6 година
    Любовь моя, вещей печалью в глазах твоих
    вечных распят.
    Усталость исходит от этих изнеженных лилий
    и роз;
    Ида Садыховаje citiralaпре 6 година
    Главное – это величие замысла
    katebelyaeva80859je citiraoпре 5 година
    I went out to the hazel wood Because a fire was in my head…
    katebelyaeva80859je citiraoпре 5 година
    "All changed, changed utterly: /A terrible beauty is born
    миша павловскийje citiraoпре 6 година
    Я сшил из песен плащ,
    Узорами украсил
    Из древних саг и басен
    От плеч до пят.
    Но дураки украли
    И красоваться стали
    На зависть остальным.
    Оставь им эти песни,
    О Муза! интересней
    миша павловскийje citiraoпре 6 година
    ТРИУМФ ЖЕНЩИНЫ
    Я любила дракона, пока ты ко мне не пришел,
    Потому что считала любовь неизбежной игрой;
    Соблюдать ее правила, кажется, труд не тяжел, –
    Но бывает занятно и даже приятно порой
    миша павловскийje citiraoпре 6 година
    Красивых я встречал,
    И умных были две, -
    Да проку в этом нет.
    Там до сих пор в траве,
    Где заяц ночевал,
    Не распрямился след.
    миша павловскийje citiraoпре 6 година
    Восстала дева с горькой складкой рта
    В великой безутешности своей -
    Как царь Приам пред гибелью, горда,
    Обречена, как бурям Одиссей.
    миша павловскийje citiraoпре 6 година
    В лесах Аркадских – тишина,
    Не водят нимфы круг веселый;
    Мир выбросил игрушки сна,
    Чтоб забавляться Правдой голой, -
    Но и она теперь скучна.
    Увы, пресыщенные дети!
    Ида Садыховаje citiralaпре 6 година
    Забудем, моя дорогая про звезды, слезящие взор,
    Ида Садыховаje citiralaпре 6 година
    Огонь метеора мгновенный не стоит, любовь моя,
    слез;
    И пламень звезды голубой растворится в потемках
    как дым:
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    Пойду я к рыбачкам на берегу,
    Которым понятен мрак.
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    Но мысль меня иная исподтишка грызет,
    Как мальчику-спартанцу лисенок грыз живот:
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    Конь, кобылица, волк и волчица -
    Взору всевидящему предстает
    В истинном их полнокровье и силе;
    Верю, что Божий зрачок не сморгнет".
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    БЕЗУМНАЯ ДЖЕЙН И ЕПИСКОП
    В полночь, как филин прокличет беду,
    К дубу обугленному приду
    (Всё перемесит прах).
    Мертвого вспомню дружка своего
    И прокляну пустосвята того,
    Кто вертопрахом ославил его:
    Праведник и вертопрах.
    Чем ему Джек так успел насолить?
    Праведный отче, к чему эта прыть?
    (Всё перемесит прах.)
    Ох, уж и яро бранил он нас,
    Книгой своей, как дубиной, тряс,
    Скотство творите вы напоказ!
    Праведник и вертопрах.
    Снова, рукой постаревшей грозя,
    Сморщенною, как лапка гуся
    (Всё перемесит прах),
    Он объясняет, что значит грех,
    Старый епископ — смешной человек.
    Но, как березка, стоял мой Джек:
    Праведник и вертопрах.
    Джеку я девство свое отдала,
    Ночью под дубом его ждала
    (Всё перемесит прах).
    А притащился бы этот — на кой
    Нужен он — тьфу! — со своею тоской,
    Плюнула бы и махнула рукой:
    Праведник и вертопрах.
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    Шуршат в углах сухие крылья их.
    Ужели нация подобна башне,
    Гниющей с головы? В конце концов,
    Что мудрость? Достоянье мертвецов,
    Ненужное живым, как день вчерашний.
    Живым лишь силы грешные нужны:
    Все здесь творится грешными руками;
    И беспорочен только лик луны,
    Проглянувшей в разрыв меж облаками.
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    Дремотных родов. Смеясь,
    Я символ мощи воздвиг
    Над вялым гулом молвы
    И, ставя строфу на строфу,
    Пою эпоху свою,
    Гниющую с головы.
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    И на скакуне последнем, взгляд бессмысленный вперя
    Из-под соломенной челки в неразличимую тьму,
    Проносится Роберт Артисон, прельстивый и наглый демон,
    Кому влюбленная леди носила павлиньи перья
    И петушиные гребни крошила в жертву ему.
    Dasha Borisenko-Orlowskije citiralaпре 9 година
    Как заболевший кот обшаривает всю округу в поисках особой травки — единственной, которая может его исцелить,
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)