Оливия Лэнг

Непредсказуемая погода. Искусство в чрезвычайной ситуации

    olya bakhurje citiraoјуче
    В 1967 году Джордж Стайнер написал известную статью, в которой заметил, что комендант концлагеря мог читать по вечерам Гёте и Рильке, а по утрам исполнять свои обязанности в Освенциме, и это, с его точки зрения, свидетельствует о том, что искусство не справилось со своей главной функцией — наделять гуманностью.
    b8719659071je citiraoпрекјуче
    Тогда как искусство, хорошее искусство, несет в себе своего рода пустоту
    talovskyje citiralaпре 12 дана
    Эмпатия — не то, что случается с нами, когда мы читаем Диккенса. Это работа. Искусство лишь дает нам материал для размышлений: новые регистры, новые пространства. А потом, друг, всё зависит от тебя.
    b8719659071je citiraoпре 19 дана
    Небеса над Челси почернели от дыма сжигаемых любовных писем».
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 19 дана
    Нам часто говорят, что искусство не способно ничего изменить. Я не согласна. Оно формирует наши этические ландшафты; оно открывает нам внутренние жизни других людей. Оно служит полигоном возможного. Оно создает простые неравенства и предлагает иные образы жизни. Разве вы не хотели бы пропитаться всем этим светом? И что случится, если вы им пропитаетесь?
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 19 дана
    Искусство не было чем-то возвышенным или автономным; оно было непосредственным, как секс или дружба, было средством самоопределения. Безусловно, восприятие и смысл этих произведений требовали строгости мысли, но при этом для их создания мог использоваться обыкновенный, даже обыденный язык
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    Надеяться — не значит не замечать реального положения вещей или не испытывать интереса к первопричинам данной ситуации.
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    «Не только важно, но и возможно найти способы уделять внимание подобным побуждениям и позициональностям», — заключает Седжвик, сформулировав своего рода боевой клич репаративной критики
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    Многие из них вышли из бедной (в буквальном или эмоциональном смысле) среды и существовали в обществе, которое лишало их жизненно необходимого и зачастую на законодательном уровне запрещало или пыталось ограничить их эротическую и интеллектуальную жизнь, а то и покарать за нее. И всё же эти художники создавали произведения, бурлящие благородством, весельем, новаторским духом и созидательной энергией
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    В самом конце статьи Седжвик вкратце обрисовывает возможность совершенно иного подхода, который сосредоточен не столько на избегании опасностей, сколько на креативности и выживании. Удачной аналогией к тому, что она называет «репаративным чтением», может быть практика, в рамках которой мы существенно больше инвестируем в поиски пропитания, нежели в выявление отравы. Это не значит быть наивным или разочарованным, невосприимчивым к кризису или нечувствительным к угнетению. Это значит стремиться найти или придумать нечто новое и справиться с неблагоприятными обстоятельствами
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    Хотя объяснение того состояния, в котором мы находимся, может быть полезным, оно не помогает в поиске путей выхода из него и в итоге часто способствует погружению в фатальное оцепенение
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    Параноидальный читатель озабочен сбором информации, отслеживанием связей и выведением скрытого на поверхность. Он ждет бедствий, катастроф, разочарований и вечно обороняется от них. Он всегда в поиске опасностей, о которых толком ничего не знает.

    Любой, кто последние несколько лет периодически сидит в интернете, поймет, что значит погрузиться в параноидальное чтение. За годы пользования «Твиттером» я убедила себя в том, что следующий клик, следующая ссылка внесут ясность. Я верила, что если ознакомлюсь с очередной теорией заговора и прочту соответствующие твиты, то буду вознаграждена прозрением. Смогу в конце концов понять не только то, что произошло, но и то, что это означает и какими последствиями чревато. Но этого результата так и не удалось достичь. Я лишь создала тепличные условия для паранойи, этой фабрики по производству догадок и подозрений.
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    Я считаю, что искусству не обязательно быть прекрасным и возвышающим, и некоторые из наиболее привлекательных для меня произведений начисто лишены этих качеств. Что меня действительно волнует и что составляет общую тему для всех собранных здесь эссе и критических очерков, так это то, каким образом искусство служит делу сопротивления и восстановления.
    Nadya Sheremetovaje citiralaпре 20 дана
    Может ли искусство на что-то повлиять, особенно в периоды кризиса? В 1967 году Джордж Стайнер написал известную статью, в которой заметил, что комендант концлагеря мог читать по вечерам Гёте и Рильке, а по утрам исполнять свои обязанности в Освенциме, и это, с его точки зрения, свидетельствует о том, что искусство не справилось со своей главной функцией — наделять гуманностью. Но это звучит так, словно искусство подобно волшебной пуле, способной без всяких усилий преобразовать наши критические и моральные способности, одновременно уничтожив свободу воли. Эмпатия — не то, что случается с нами, когда мы читаем Диккенса. Это работа. Искусство лишь дает нам материал для размышлений: новые регистры, новые пространства. А потом, друг, всё зависит от тебя
    b8719659071je citiraoпре 24 дана
    зеленый фитиль из стихотворения Томаса, теперь почерневший от времени, всё еще гудит от той силы, которая однажды прошла сквозь него.
    b8719659071je citiraoпре 24 дана
    Оно о том, что чрезвычайное существует и неожиданное случается, нечто является и проходит сквозь призрачное пространство, где некогда был человек
    b8719659071je citiraoпре 25 дана
    ТЫ СМОТРИШЬ НА СОЛНЦЕ. ПОТОМ ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ ДОМОЙ И НЕ СМОЖЕШЬ РАБОТАТЬ, ТЫ ПРОПИТАН ВСЕМ ЭТИМ СВЕТОМ
    Кристина Виноградоваje citiralaпрошлог месеца
    В конце своего эссе Седжвик в общих чертах набрасывает альтернативный подход. Репаративное чтение не связано с потребностью предсказать катастрофу или подготовиться к ней. Оно вовлечено в процесс сопротивления либо нацелено на создание какой-то иной реальности, но в любом случае движимо скорее стремлением к удовольствию, нежели желанием избежать боли, что не означает, будто оно меньше обеспокоено мрачными реалиями лишений и притеснений.
    Кристина Виноградоваje citiralaпрошлог месеца
    параноидальный императив, направленный на разоблачение, который давно стал главной стратегией критического подхода, — не единственный способ отношения к кризису. Параноидальное чтение, пишет она, — это прежде всего защита, попытка избежать болезненности, возникающей, когда тебя застают врасплох: «Не должно быть места неприятным сюрпризам паранойя требует, чтобы плохие новости всегда были заранее известны».
    Yelyzaveta Blyumskaje citiraoпрошлог месеца
    Он не хотел смотреть, но кровь всё равно продолжала бить струей.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)