Джеймс Хэрриот

О всех созданиях мудрых и удивительных

В издании представлен третий сборник английского писателя и ветеринара Джеймса Хэрриота, имя которого сегодня известно читателям во всем мире, а его произведения переведены на десятки языков. В этой книге автор вновь обращается к смешным и бесконечно трогательным историям о своих четвероногих пациентах — мудрых и удивительных — и вспоминает о первых годах своей ветеринарной практики в Дарроуби, за которым проступают черты Тирска, где ныне находится всемирно известный музей Джеймса Хэрриота. Кроме того, в книгу также вошли рассказы о том, как после недолгой семейной жизни молодой ветеринар оказался в роли новоиспеченного летчика Королевских военно-воздушных сил Великобритании и совершил свои первые самостоятельные полеты.
509 štampanih stranica
Da li već pročitali? Kakvo je vaše mišljenje?
👍👎

Utisci

    Лена Субботаje podelio/la utisakпре 6 година
    🚀Čita se u jednom dahu

    Вот проглочен и третий том рассказов Хэрриота. С грустью думаю о том, что вот ещё один том - и всё. А я так хотела бы узнавать ещё и ещё о проделках Тристана и фокусах Зигфрида, хотела бы остаться в этом чудном мире йоркширских деревенек и грубоватых фермеров, - мире Джеймса Хэрриота. Да, давно я не испытывала такого удовольствия от чтения книги.

    Natasha Arefyevaje podelio/la utisakпре 3 месеца
    👍Vredna čitanja

    Изумительно!

    Tatiana Shiryaevaje podelio/la utisakпре 3 месеца

    Очередная замечательнвя книга!

Citati

    Yulia Shlyakovaje citiralaпре 6 месеци
    думаю о том темном овраге, который смыкался вокруг него, и не сомневаюсь, что он выбрался к свету, держась за поводок Роя.
    Natasha Arefyevaje citiralaпре 3 месеца
    Мудрые экономисты, убеждающие нас, что мы не нуждаемся в собственном сельском хозяйстве, что наши фермы следовало бы превратить в национальные парки, по-видимому, игнорируют довольно-таки очевидный факт: недружественная страна может за неделю принудить нас угрозой голода к чему угодно. Но мне кажется, еще большей трагедией была бы утрата такого костяка нации, как Эдвардсы.
    Tatiana Burykhinaje citiralaпре 8 месеци
    Мои первые же дни под крылом ВВС, среди отборнейшей ругани и откровеннейших разговоров на самые запретные темы заставили меня осознать, пожалуй, только теперь, какого рода нравственную атмосферу я оставил позади себя. Я часто думаю, что за всю историю человечества не много найдется обществ столь морально ригористичных, как сельский Йоркшир в тридцатые годы нашего столетия. Все, что имело какое-то отношение к сексу или естественным отправлениям, находилось для фермеров под строжайшим табу.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)