Лекции по русской литературе XX века. Том 4, Дмитрий Быков
ru
Knjige
Дмитрий Быков

Лекции по русской литературе XX века. Том 4

Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
Умберто Эко когда-то сказал, что главное в литературе – это нарративный импульс: зачем, почему я хочу это рассказать?
Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
Он в интервью мне как-то сказал: «Зачем говорить „кавказское“, когда можно сказать „архаическое“?»
Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
Большинство русских романов, во всяком случае, знаменитых, имеют в своих заголовках союз «и», но имеет он не соединительную функцию, а звучит как «зато». Война, зато мир; отцы, зато дети; преступление, зато наказание – чувствуется явное противопоставление. И это «зато» – пожалуй, самое главное русское слово.
Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
«Чтобы овладеть хорошим юмором, надо дойти до крайнего пессимизма, заглянуть в мрачную бездну, убедиться в том, что там ничего нет, и потихоньку возвращаться обратно. След, оставленный этим обратным путём, и будет настоящим юмором».
Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
в каком бы положении ты ни был, где бы ни жил, каковы бы ни были твои стартовые возможности, если ты поймёшь, что у тебя нет иного выбора, ты перевернёшь мир.
Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
«В чём смысл жизни? – Сделать всё, что можешь».
Marta Muller
Marta Mullerje citiralaпре 3 месеца
Когда-то Веллер поставил перед собой довольно простой вопрос – почему, если человек знает, что такое добро и зло, он всё равно любит делать сознательное зло? И ответил. Человек стремится не к добру и не ко злу, а к максимальному диапазону эмоций, ему хочется совершать максимальные действия, отсюда следует довольно простая лемма, что главная задача человека – это сначала уничтожить мир, а потом пересоздать его. Вот когда эта теория, открытая тридцатилетним Веллером дождливой летней ночью, стала обрастать художественной плотью, стала превращаться в рассказы, выяснилась великая опасность этой теории, потому что она действительно отрицает очень многие социальные или гуманистические человеческие стремления. Попробуйте сказать человеку, что он стремится не к добру, попробуйте ему объяснить, что он стремится к максимальному эмоциональному диапазону
Dasha Belaya
Dasha Belayaje citiraoпре 4 месеца
Но на самом деле его корни в Андрее Белом, прежде всего в «Серебряном голубе»: такая же занозистая, цепкая, со множеством повторов речь, нарочито сбивчивая, нарочито путаная
Андрей Конищев
Андрей Конищевje citiraoпре 5 месеци
Свобода – это сложность, по-настоящему свободны сложные люди, свободны сложные системы, а в системах примитивных нет не только свободы, в них нет места и человеку
Андрей Конищев
Андрей Конищевje citiraoпре 5 месеци
если у человека нет профессии, у него нет и совести
Dasha Belaya
Dasha Belayaje citiraoпре 8 месеци
Служкин – такой князь Мышкин нашего времени, что, кстати, неоднократно подчёркивал и сам Иванов.
Dasha Belaya
Dasha Belayaje citiraoпре 8 месеци
Первая вещь, которая поражала, – это то, что автор не боялся писать правду о девяностых годах, то есть говорить об их абсолютно пустотной сущности, об их бесчеловечности, об их забвении всего сколько-нибудь ценного, что было в русской культуре вообще
Dasha Belaya
Dasha Belayaje citiraoпре 8 месеци
Но он начал совсем другую книгу, он написал «Общагу-на-Крови», очень сентиментальную, молодую, но всё-таки уже сугубо реалистическую историю самоубийства студента в общежитии.
Dasha Belaya
Dasha Belayaje citiraoпре 8 месеци
Там описывалась маленькая провинциальная станция электрички, схема движения поездов на которой была на самом деле тайной схемой вселенной.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)