ru
Андрей Курпатов

4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
    Никита Парфёновje citiraoпре 3 године
    Молиться — значит просить, чтобы законы природы были аннулированы в интересах единственного просителя, к тому же, по его собственному признанию, недостойного такой милости.
    Амброз Пирс
    Дмитрий Давыдовje citiraoпре 2 године
    Всякий нейтральный стимул, всякое жизненное явление или событие может, как оказывается, стать для нас (при неоднократном сочетании его с безусловной реакций) условным стимулом, т.е. будет автоматически побуждать у нас некие специфические реакции
    Miller Anna-Mariaje citiralaпре 2 године
    Трудное — то, что можно сделать немедленно. Невозможное — то, для выполнения чего требуется немного больше времени.
    Джордж Сантаяна
    Miller Anna-Mariaje citiralaпре 2 године
    Счастлив по собственному желанию»
    Никита Парфёновje citiraoпре 3 године
    Мы фактически осуществляем акт насилия, пытаясь обуздать собственный организм. Он, естественно, этому сопротивляется, ему от этого дурно, а потому дурно нам. Конечно, можно уговорить себя, что «все нормально», но если эмоция пошла в ход — ни вегетативные, ни другие телесные реакции остановить уже невозможно. Наши попытки нажать «стоп-кран» на полном ходу приводят к вполне предсказуемому эффекту...
    Две опасности не перестают угрожать миру: порядок и беспорядок.
    Поль Валери
    Tamishaje citiraoпре 3 године
    И со своими ошибочными суждениями мы должны разбираться сами, меняя их на суждения здравомыслящие, а именно: основной физический симптом ВСД — это вегетативные приступы и вегетативный дискомфорт, которые никак не угрожают здоровью человека; основной же психологический фактор этого психического расстройства — страх, который обусловлен ошибочными представлениями человека.
    Tamishaje citiraoпре 3 године
    Качество нашей жизни зависит от того, как мы себя ощущаем. И если мы умеем создавать качество своей жизни своими руками, все остальное, поверьте, уже не будет иметь никакого значения.
    Tamishaje citiraoпре 3 године
    Этот страх иллюзорен, опасность выдумана, а действия, которые совершаются в такой ситуации под давлением страха, просто смехотворны. Мы же оказываемся заложниками собственных привычек, привычек своего организма, которые, как нетрудно догадаться, просто не могут быть роковыми сами по себе
    Tamishaje citiraoпре 3 године
    Когда-то Теодор Рузвельт произнес свое знаменитое: «Единственное, чего нам следовало бы бояться, так это собственного страха».
    oxanasavenkovaje citiraoпре 7 година
    но организм-то не обманешь – вегетативная нервная система подобного цензора просто не слушает и лезет наружу.
    Irka Irkinje citiraoпре 7 дана
    Всякое послушное следование нашему страху сопровождается чувством облегчения – нам начинает казаться, что мы спасаемся и потому спасемся (разумеется, это иллюзия, поскольку тут сама опасность иллюзорна
    Irka Irkinje citiraoпре 7 дана
    Итак, всякий наш поступок, продиктованный страхом, – есть послушное, раболепное служение собственному страху, который от этого только усиливается, усиливая автоматически и все симптомы вегетативного расстройства. Все это, разумеется, помогает нашему страху разрастись до невиданных размеров.
    Irka Irkinje citiraoпре 7 дана
    В случае же ВСД подобным условным рефлексом, подобной условной реакцией также являются две вещи – одна больше, другая меньше, но всегда обе вместе. Первая – собственно реакция вегетативной нервной системы. У собаки И.П. Павлова она активизирует работу пищеварительной системы – оттого слюна и выделяется; в случае же страдающего ВСД она активизирует работу системы сердечно-сосудистой, которая весь наш слабосильный организм и начинает баламутить. Вторая составляющая условной реакции при ВСД – это страх собственной персоной, чувство тревоги, паника: «Господи, спасите, помогите, помираю!».

    Здесь важно осознать следующее: после того как условный рефлекс включился, т.е. соответствующая реакция (и вегетативный приступ, и сам страх) запустилась под действием условного раздражителя, делать что-либо уже поздно, остается пожинать плоды собственной непредусмотрительности. Пока она – эта реакция – не прокрутится от начала и до конца, суетиться нечего: процесс пошел, жди следующей остановки, а там уже думай, как не проколоться в следующий раз.
    Irka Irkinje citiraoпре 7 дана
    Иными словами, если приступ вегетососудистой дистонии является простым условным рефлексом, то лечение от вегетососудистой дистонии представляет собой последовательное и целенаправленное угашение этого условного рефлекса. Впрочем, для того чтобы решить этот вопрос, необходимо понять, что играет роль «подкрепления», которое обеспечивает формирование данного, нежелательного для нас условного рефлекса, а точнее сказать – самой вегетососудистой дистонии.
    Irka Irkinje citiraoпре 7 дана
    Если у нас сформировалась та или иная привычка, значит, что-то ее подкрепляло, иными словами, нам было приятно это делать. В случае страха приятно, как вы понимаете, спастись от опасности. Поскольку никакой действительной угрозы при ВСД для здоровья человека нет, то, соответственно, он всегда «умудряется спастись». Зачастую само это (фиктивное, на самом-то деле) спасение и является стимулом, подкрепляющим его страх, – бегство приятно страшащемуся. Но любую привычку можно и изменить, любой условный рефлекс может угаснуть, однако для этого необходимо, во-первых, устранить то, что является для данной привычки данного условного рефлекса подкреплением (т.е., например, перестать бегать от своей «фиктивной угрозы» «косым зайцем»), а во-вторых, сформировать новую модель поведения в данной конкретной ситуации. Последнее представляет собой специальную психотерапевтическую процедуру
    Irka Irkinje citiraoпре 7 дана
    Поймите: если у вас есть время ныть и жаловаться – значит, у вас найдется время и что-то сделать с этим.

    Энтони де Анджело
    Irka Irkinje citiraoпре 8 дана
    Страху это безразлично, у него глаза велики, а ум – короток.
    Irka Irkinje citiraoпре 8 дана
    Мышцы тут вообще чуть ли не тот единственный «гвоздь», на котором «все держится», ведь именно они должны «вынести нас с поля боя», а когда ты в ситуации стресса, то, значит, кажется тебе, что ты в эпицентре сражения, и потому хочется «тикать отсюдова, пока чего не вышло».

    Мышцы – это вообще отдельная тема, и мы к ней еще вернемся как к отдельной теме. Сейчас же разговор о симптомах. Итак, стресс – и очевидный, и скрытый от нашего сознания, – невозможен без мышечного напряжения, однако мы не всегда можем реализовать возникшее в нас мышечное напряжение. Поскольку приличный человек не должен показывать пятки при первом удобном случае и кулаки при втором, то, соответственно, возникает парадоксальная ситуация: напряжение есть, а куда его девать – неизвестно. Вот мышцы приличных людей и выкаблучиваются как могут – у нас возникают мышечные спазмы, судороги, тики и т.п.. Ничего сверхъестественного в этом нет.
    Irka Irkinje citiraoпре 8 дана
    Но если у тебя свело мышцу, как кажется, ни с того ни с сего (а так кажется всегда, если твой собственный стресс тебе не очевиден), на ум приходят самые дурацкие мысли: «Что со мной? Почему меня не слушаются мои собственные руки и ноги? Может быть, это инсульт?!». От подобной «смелой идеи», разумеется, становится еще хуже, еще страшнее, а мышечный спазм только усиливается.
    Irka Irkinje citiraoпре 9 дана
    Относительно «обморочных состояний» у вашего покорного слуги есть масса предубеждений. Дело в том, что есть в медицине такое явление: «потеря сознания», или «бессознательное состояние». Оно может развиться, например, в случае тяжелой черепно-мозговой травмы или при болевом шоке. Однако что такое обморок – науке, по большому счету, неизвестно. Сильное головокружение, приступ слабости – это еще куда ни шло! Это понятно. Но обморок?.. Обморок, скорее, из области литературы, причем глубоко художественной. То, что человеку кажется, что он «потерял сознание» – это ему только кажется; то, что ему кажется, что он «вот-вот потеряет сознание» – тем более.

    Действительно, ощущение духоты, дурноты и т.п.. «-ты» – это, конечно, неприятность, но головы-то не надо терять! Ну похужело... Что делать? Пройдет, никуда не денется. А вот если растревожиться, если начать немедленно место на тротуаре искать, куда бы прилечь, это проблема! В этом случае страх становится только больше, а вегетативный дискомфорт от этого только увеличивается. Последствия понятны – мучиться будем, равно как и жить, причем, соответственно. В любом случае, страх обморока куда хуже самого обморока, даже если он и бывает... на пару секунд.

    Сла
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)