bookmate game
ru
besplatno
Николай Лесков

Очарованный странник

  • Mad Richerje citiralaпре 8 година
    А ты знаешь ли, любезный друг: ты никогда никем не пренебрегай, потому что никто не может знать, за что кто какой страстью мучим и страдает. Мы, одержимые, страждем, а другим зато легче. И сам ты если какую скорбь от какой-нибудь страсти имеешь, самовольно её не бросай, чтобы другой человек не поднял её и не мучился; а ищи такого человека, который бы добровольно с тебя эту слабость взял.
  • dije citiraoпре 7 година
    Всю жизнь свою я погибал, и никак не мог погибнуть.
  • b5125365169je citiraoпре 7 година
    Молодец, – отвечает мой князь, – молодец вы, мой почти полупочтеннейший и премногомалозначащий Иван Северьянович!
  • Дмитрий Безугловje citiraoпре 7 година
    Они меня, как надо землякам, ласково приняли и говорят:
    «Пей водку!»
    Я отвечаю:
    «Я, братцы мои, от неё, с татарвой живучи, совсем отвык».
    «Ну, ничего, – говорят, – здесь своя нацыя, опять привыкнешь: пей!»
  • Анастасия Карпелеваje citiralaпре 9 година
    но вижу, что эти люди пищу варят… Должно быть, думаю, христиане. Подполоз ещё ближе: гляжу, крестятся и водку пьют, – ну, значит, русские!..
  • b8995720443je citiraoпрошле године
    Женщина всего на свете стоит, потому что она такую язву нанесёт, что за все царство от неё не вылечишься, а она одна в одну минуту от неё может исцелить».
  • Alister Prilonje citiraoпре 2 године
    происходило по родительскому обещанию?

    – Всю жизнь свою я погибал, и никак не мог погибнуть.
  • Sergio Buenoje citiraoпре 2 године
    Татарва – те ничего: ну, убил и убил: на то такие были кондиции, потому что и он меня мог засечь, но свои, наши русские, даже досадно как этого не понимают, и взъелись.
  • Полина Киселёваje citiralaпре 3 године
    сверх меня сели, а один такой искусник из них в одну минуточку мне на подошвах шкурку подрезал да рубленой коневьей гривы туда засыпал и опять с этой подсыпкой шкурку завернул и стрункой зашил. После этого тут они меня, точно, ден несколько держали руки связавши, – все боялись, чтобы я себе ран не вредил и щетинку гноем не вывел; а как шкурка зажила, и отпустили: «Теперь, говорят, здравствуй, Иван, теперь уже ты совсем наш приятель и от нас отсюда никогда не уйдёшь».
  • Елизавета Кандайje citiralaпре 4 године
    А ты знаешь ли, любезный друг: ты никогда никем не пренебрегай, потому что никто не может знать, за что кто какой страстью мучим и страдает.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)