ru
Knjige
Виктор Шкловский

Искусство как прием

    Natasha Klimchukje citiralaпре 2 године
    для того, чтобы вернуть ощущение жизни, почувствовать вещи, для того, чтобы делать камень каменным, существует то, что называется искусством. Целью искусства является дать ощущение вещи, как видение, а не как узнавание; приемом искусства является прием „остранения“ вещей и прием затрудненной формы, увеличивающий трудность и долготу восприятия, так как воспринимательный процесс в искусстве самоцелен и должен быть продлен; искусство есть способ пережить деланье вещи, а сделанное в искусстве не важно.
    Anna Zhurkoje citiralaпре 5 година
    емом искусства является прием „остранения“ вещей и прием затрудненной формы, увеличивающий трудность и долготу восприятия, так как воспринимательный процесс в искусстве самоцелен и должен быть продлен; искусство есть способ пережить деланье вещи, а сделанное в искусстве не важно.
    Леонид Лялинje citiraoпре 5 година
    Есть люди, которые женщин называют своими женщинами, или женами; а женщины эти живут с другими мужчинами. И люди стремятся в жизни не к тому, чтобы делать то, что они считают хорошим, а к тому, чтобы называть как можно больше вещей своими.
    Sasha Karelinaje citiralaпре 6 година
    Целью образа является не приближение значения его к нашему пониманию, а создание особого восприятия предмета, создание „виденья“ его, а не „узнаванья“.
    Sasha Karelinaje citiralaпре 6 година
    вещами художественными же, в тесном смысле, мы будем называть вещи, которые были созданы особыми приемами, цель которых состояла в том, чтобы эти вещи по возможности наверняка воспринимались, как художественные.
    Anya Berkovaje citiralaпрошлог месеца
    Так пропадает, в ничто вменяясь, жизнь. Автоматизация с'едает вещи, платье, мебель, жену и страх войны.
    Anya Berkovaje citiralaпрошлог месеца
    Достоинство стиля состоит именно в том, чтобы доставить возможно большее количество мыслей в возможно меньшем количестве слов“.
    Anya Berkovaje citiralaпрошлог месеца
    существует два вида образа: образ, как практическое средство мышления, средство об'единять в группы вещи, и образ поэтический — средство усиления впечатления
    Anya Berkovaje citiralaпрошлог месеца
    образ есть нечто гораздо более простое и ясное, чем об'ясняемое“ (стр. 314), т. е. „так как цель образности есть приближение значения образа к нашему пониманию, и так как без этого образность лишена смысла, то образ должен быть нам более известен, чем об'ясняемое им“ (стр. 291).
    Лиje citiralaпрошлог месеца
    Но остранение не только прием эротической загадки — эвфемизма, оно — основа и единственный смысл всех загадок
    Лиje citiralaпрошлог месеца
    Прием остранения у Л. Толстого состоит в том, что он не называет вещь ее именем, а описывает ее, как в первый раз виденную, а случай — как в первый раз произошедший, при чем он употребляет в описании вещи не те названия ее частей, которые приняты, а называет их так, как называются соответственные части в других вещах.
    Лиje citiralaпрошлог месеца
    цель образности есть приближение значения образа к нашему пониманию, и так как без этого образность лишена смысла, то образ должен быть нам более известен, чем об'ясняемое им
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    Сейчас происходит еще более характерное явление. Русский литературный язык, по происхождению своему для России чужеродный, настолько проник в толщу народа, что уровнял с собой многое в народных говорах, зато литература начала проявлять любовь к диалектам (Ремизов, Клюев, Есенин и другие, столь же неравные по талантам и столь же близкие по языку, умышленно провинциальному), и варваризмам (возможность появления школы Северянина). От литературного языка к литературному же „Лесковскому“ говору переходит сейчас и Максим Горький. Таким образом, просторечие и литературный язык обменялись своими местами (Вячеслав Иванов и многие другие). Наконец, появилась сильная тенденция к созданию нового, специально поэтического языка; во главе этой школы, как известно, стал Владимир Хлебников. Таким образом, мы приходим к определению поэзии, как речи заторможенной, кривой . Поэтическая речь — речь-построение . Проза же — речь обычная: экономичная, легкая, правильная (dea prorsa, — богиня правильных, нетрудных родов, „прямого“ положения ребенка). Подробнее о торможении, задержке, как об общем законе искусства, я буду говорить уже в статье о сюжетосложении.
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    Пушкин употреблял просторечие как особый прием остановки внимания, именно так, как употребляли вообще русские слова в своей обычно французской речи его современники
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    Поэтический язык по Аристотелю должен иметь характер чужеземного, удивительного
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    Я лично считаю, что остранение есть почти везде, где есть образ.
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    Прием остранения у Л. Толстого состоит в том, что он не называет вещь ее именем, а описывает ее, как в первый раз виденную, а случай — как в первый раз произошедший, при чем он употребляет в описании вещи не те названия ее частей, которые приняты, а называет их так, как называются соответственные части в других вещах.
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    Так пропадает, в ничто вменяясь, жизнь. Автоматизация с'едает вещи, платье, мебель, жену и страх войны.
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    если целая жизнь многих проходит бессознательно, то эта жизнь как бы не была“. (Запись из дневника Льва Толстого 29 февраля 1897 года. Никольское. „Летопись“, декабрь 1915, стр. 354.)
    b3884361703je citiralaпре 2 месеца
    существует два вида образа: образ, как практическое средство мышления, средство об'единять в группы вещи, и образ поэтический — средство усиления впечатления.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)