ru
Михаил Эпштейн

Клейкие листочки

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
«Поверь, любезный Читатель, сию скромнейше выглядящую книжку (всего-то 140 листочков) можно смело уподобить крошечному кусочку звездного вещества, колоссальная тяжесть которого исчислима, но невообразима, — такова его масса, соответственно и энергия.

Проще говоря, многосодержательный, поистине энциклопедичный состав «Клейких листочков», смело утверждаю, способен сделать обладателем многих интеллектуально-духовных ценностей любого человека, открытого знаниям, наблюдательности, мудрости, поэтичности авторских мыслей, главное, постижениям тайной подоплеки вещей и явлений.

Не говорю уж о том, что, вчитываясь в тексты листочков, ты, Читатель, не раз почувствуешь понимание того простого чуда, что масса жизнеустроительных и прочих истин находится не в макро и микромирах, а у нас — да, да, у НАС! — причем, под нашими носами».

Юз Алешковский о «Клейких листочках»

Эта книга — собрание мыслей о Главном: о жизни и смерти, о любви и творчестве, о природе и технике, о мышлении и языке. При всем своем тематическом многообразии, мысли объединены философско-поэтическим умонастроением, которое можно определить как «достоверность невероятного». Книга написана в том же жанре, что «Записки у изголовья» Сэй-Сёнагон, «Мысли» Блеза Паскаля и «Опавшие листья» Василия Розанова. Каждая запись — взрыв устойчивых понятий, проникновение в таинственные хитросплетения жизни, которая противится любой логике. Книга раскрывает глубинную парадоксальность бытия и учит принимать его с мужеством, надеждой и праздничным ожиданием, вопреки инерции будней. В книге 144 записи — примерно столько же, сколько небудничных дней в году. По листочку в день — на год вдумчивого чтения и постепенного освобождения из-под власти предрассудков и стереотипов.

Входит в топ-50 книг 2015 года по версии «НГ–Ex Libris».
Ova knjiga je trenutno nedostupna
165 štampanih stranica
Prvi put objavljeno
2015

Utisci

    Elena Semenovaje podelio/la utisakпрошле године
    👍Vredna čitanja
    💡Poučna
    🎯Vredna čitanja
    🌴Knjiga za plažu
    🚀Čita se u jednom dahu
    😄HAHA

    одна из лучших мною прочитанных книг этого года

    Мария Медвинскаяje podelio/la utisakпре 5 година
    🔮Kompleksna

    Люблю книги, подобные этой. Донельзя лучше подходит для чтения в тихом парке или перед сном в мечтательной полудреме. То ли мини-эссе, то ли притчи, уносящие читателя в глубину собственного сердца, задающие вопросы и ненавязчиво советующие, подобно мудрому другу.

    Анастасия Колосоваje podelio/la utisakпре 4 године
    🔮Kompleksna
    💞Romantična

Citati

    Александр Рыжовje citiraoпре 6 година
    Возрасты
    Взросление — это не столько переход из одного возраста в другой, сколько накопление в себе всех предыдущих возрастов. Человеку уже за 60 — но в нем остаются и его 14 лет, и 25, и 38: не только как память о прошлом, но и как ширящийся круг его насущных желаний и интересов. Так ведь и в дереве сохраняются все старые — и нарастают новые годовые кольца. Если же прежние возрасты утрачены и остается только последний, — это как дерево с полым стволом, прогнившее изнутри.
    Есть такие многовозрастные личности, что даже не совсем ясно, кто перед тобой. Пятидесятилетние волосы, тронутые сединой; сияющие восемнадцатилетние глаза; десятилетняя улыбка с ямочками на щеках; а слова бурлят в наивно-мудром диапазоне от десяти до семидесяти… Или так: пожатию руки — двадцать лет, выражению глаз — шестьдесят, улыбке — пятнадцать, словам — тридцать. Дело не во внешности, а в той гулкости, резонансности, которая ощущается в душевном устройстве. Про такого человека нельзя сказать, что он вневозрастный, как хвойное дерево внесезонно: «зимой и летом — одним цветом». Это скорее всевозрастный человек, в котором все возрасты звучат по-разному, каждый в своей тональности, как клавиши хорошо настроенного инструмента. Иногда эти возрасты перебивают друг друга, захлебываются от полноты самовыражения, и на детскую улыбку вдруг наползает усталость в глазах.
    В общественных или служебных отношениях человек может быть равным своему текущему возрасту — но любовь обнаруживает в нем то детское, отроческое, иновозрастное, что среда или он сам в себе вытесняют. По сути, любовь есть особый дар раскрывать в человеке многообразие его возрастов. В пожилом вдруг открывается ребенок, и тогда испытываешь к нему двойную нежность; а в молодом проглядывает его предстоящая старость, по отношению к которой усиливается чувство пожизненной предназначенности. У любящих — целая палитра межвозрастных отношений. Так можно переосмыслить пушкинское «любви все возрасты покорны»: не люди разных возрастов, но разные возрасты в одном человеке.
    Александр Рыжовje citiraoпре 6 година
    Узнавать новое от самого себя
    Я пишу, чтобы узнать, о чем я думаю. Я думаю, чтобы узнать нечто новое от самого себя.
    Как это возможно — приобретать новое знание от самого себя? Откуда в моем уме берется то, чего я не знаю, — а если я этого не знаю, то как я могу это узнать?
    От кого создатель теории относительности узнал, что энергия — это произведение массы на квадрат скорости света? Он узнал это от себя, потом другие ученые проверили и подтвердили. Мыслить — это и значит приобретать новое знание от самого себя, тогда как исследовать, изучать — значит приобретать знание у других.
    Платон считал, что знание приобретается путем анамнесиса, то есть воспоминания о том, что бессмертная душа уже знает, приобрела в качестве знания внеопытно, до своего рождения. Сократ. «… если правда обо всем сущем живет у нас в душе, а сама душа бессмертна, то не следует ли нам смело пускаться в поиски и припоминать то, чего мы сейчас не знаем, то есть не помним?» (Платон, «Менон»)
    Я не считаю, что идеи нам целиком врождены, скорее, нам даны только их потенции, семена. Есть три основных среза сознания, которые можно объяснить сравнением с жизнью растения. Есть семя, некий прообраз, из которого развертывается форма растения, «мыслящего тростника»: это анамнесис, припоминание начальных идей, доопытных структур сознания. Есть солнечные лучи и дождевая вода, которые питают семя и выталкивают его из кожуры, встраиваются в клетки растения: это образование, чтение, познание, поступающая извне информация. Но между анамнесисом и информацией, между семенем и его питанием, есть еще и чудесная жизнь самого растения, его зеленое прохладное тело, его яркие, жадные цветы, которые привлекают пчел, его подземные корни, которые обволакивают округу. Откуда берется это растение? Его нет ни в семени, ни в земле, ни в дождевой воде, ни в солнечном свете. Вот так и мышление ново по отношению к глубинным доопытным зародышам идей и по отношению к внешнему океану знаний. В мышлении возникает нечто, что я могу узнать только от самого себя, а от меня это могут узнать и другие
    Alexander Pravikovje citiraoпре 3 године
    Я банально и даже арифметично определяю свое жизненное кредо. Хорошо все, что способствует увеличению любви, плохо все, что ведет к ее уменьшению.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)