Московская сага. Книга 1. Поколение зимы, Василий Аксенов
ru
Knjige
Василий Аксенов

Московская сага. Книга 1. Поколение зимы

Čitajte
Михаил
Михаилje citiraoпре 4 године
Разве я когда-нибудь был романтиком? Впрочем... Знаете, Вероника, вы, конечно, не помните, но я не забываю один мимолетный миг двенадцать лет назад... Именно не более секунды... Конечно, вам никак не вспомнить, но... это был свет и жар, звук и дыхание... вся суть нашей молодости... и это вы дали мне, и это все еще живо...
Sigova Anna
Sigova Annaje citiralaпре 2 месеца
проявлялась неуместная в советском обществе, но еще живучая истерика, она прерывалась окриками «рыцарей революции»: Москва слезам не верит! Тогда рыдания заглушались совсем
stolychka
stolychkaje citiraoпре 3 месеца
К полуночи добрая половина гостей, то есть респектабельная публика, разъехалась с дачи Градовых, что навело неиссякающего тамаду Галактиона Гудиашвили на новые грустные
Irishka Irishka
Irishka Irishkaje citiralaпре 5 месеци
пищевого отравления.
Может быть, как раз с пищи все и началось, когда в день
Сэр Пух
Сэр Пухje citiraoпре 8 месеци
Есть несколько перекрестков в Тифлисе, где кажется, что ты в Париже. С одной стороны мы видим, скажем, фасады домов в стиле конца века или арт декор, с другой – витую решетку чугунного литья, ограду парка.
Наталья Дмитриева
Наталья Дмитриеваje citiralaпрошле године
редакциям газет. Просим сообщить, сколько собрано средств, и перевести собранные средства на текущий счет дирижабля «Правда».
...Текстильщик Иванов внес 25 рублей золотом. «Посылаю вам для пролетарской казны – 25 р. зл. Долго их хранил, хотел сделать себе зубы, да вижу, не время. Предлагаю открыть сбор золотых вещей. У каждого найдется что-нибудь. С тов. приветом, Иванов».
...Журналисты, отдыхающие в сочинском доме отдыха, и работники печати вместо венка на могилу Тараса Кострова вносят в фонд дирижабля 420 рублей.
...К 27 сентября поступило 193 452 р. 97 коп., 3000 итальянских
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
все те же мужчины, их можно грубо разделить на ленивых и лукавых.
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
– Русские писатели! – продолжала она. – Не за милосердие голосуют, не помилования, расстрела требуют!
Ваше любопытство
Ваше любопытство je citiralaпре 2 године
– Я пережила горчайшее разочарование, – серьезно произнесла она.
– В любви? – спросил он и подумал: «Сейчас будет рассказывать о своей несчастной любви».
– В революции, – сказала она.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Двадцатый век цветет двумя формами восхитительного социализма – классовой и расистской.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Деды-морозы в витринах соседствовали с отцом трудящихся всего мира, который непреложно напоминал трудящимся о быстротечности ежегодной этой идиллии и о вечности пятилетки.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
«Жить стало лучше, жить стало веселее!» – гласило короткое изречение, или, вернее, утверждение, а скорее всего, меткое наблюдение, выложенное аршинными красными буквами по окнам Центрального телеграфа и окаймленное электрическими лампочками. Засим следовало и имя меткого наблюдателя – И.Сталин, и его гигантский портрет
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Высокие стальные решетки, предотвращавшие дореволюционных холостяков от излишнего символизма, ныне надежно предотвращали детей от излишнего подражания стальной авиации.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
– Связи с польской разведкой. Не знаю уж, почему именно с польской, а не с какой-нибудь посолиднее. Может, потому, что у меня фамилия на «ский»? Словом, ПШ – «подозрение в шпионаже».
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Подвыпив, то тут, то там прокисшие башки вели какие-то бесконечные прокисшие толковища
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
В те годы возник жанр могучего советского пения. Певцы и хоры научились как бы едва ли не разрываться от величия и энтузиазма.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Кирилл ничего давать не мог, он был полностью сконфужен и не знал, что делать. Она стала вываливать то, чем он был совершенно потрясен, две большие, как белые гуси, груди. Откуда такие? Продолжая усмехаться, она полностью взяла инициативу в свои руки.
По завершении «легкой половушки» они лежали рядом и смотрели в прорехи на крыше, где все мутнее и темнее клубилась непогода. Ошеломленный потоком новых для него эмоций, Кирилл прошептал:
– Ты... ты... ты удивительная, Розенблюм... ты просто чудо...
Цецилия села, прокашлялась, как старая курильщица, белые гуси неуместно потряслись, будто на воде под внезапным порывом ветра, продула папиросину, спросила насмешливо:
– Как это вы, товарищ Градов, умудрились сохранить девственность до двадцати восьми лет? – Нагнулась и стала целовать Кирилла с неожиданной нежностью. – Ну что ж, добро пожаловать в мир взрослых, профессорский сынок!
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Грань между городом и деревней, как учил великий Ленин, будет практически стерта в кратчайший срок, и тогда окончательно забудется подмеченный еще Марксом «идиотизм сельской жизни»!
Лекция была явно окончена, а мужики как сидели так и сидят, не шелохнувшись. Ну, не раскланиваться же. Встрепенулся Птахин, захлопал в ладоши, подавая пример. Мужики тоже захлопали. Кирилл, красный от стыда, начал собирать бумаги.
– Вопросы, мужики, задавайте вопросы! – крикнул Птахин. – Товарищ Градов ответит на любые вопросы!
Заросший бородой, будто лесной дух, старик приподнялся:
– А лечить-то народ где будете, гражданин объясняющий? В больнице?
– Лечить? От чего лечить? – озадаченно спросил Кирилл.
– От идиотизму-то где будут лечить?
В полном замешательстве Кирилл вытер пот. Издевается старик или на самом деле ничего не понял? Петя Птахин, однако, знал, как проводить линию партии.
– Ты, дядя Родион, думаешь, идиотизм у тебя в жопе, а он у тебя в башке. Понятно?
Мужики вяловато поржали. Старик мрачно сказал:
– И это есть.
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
По мере приближения стада бабья каменность трескалась, не владея больше собой, женщины начинали громко причитать и взывать к своим бывшим питомцам и кормилицам с тоской и с той нежностью, что всегда была характерна для русских женщин по отношению к их коровам: «Зорька, мамочка моя! Да пошто ж тебя отняли от меня?!», «Голубка, девонька моя родная! Глянь на мамку-то свою, глянь хоть глазиком!», «Звездочка, кормилица, да ты ж вся немытая, нетертая! Загубили тебя супостаты колхозные!»
Анна Шарова
Анна Шароваje citiralaпре 2 године
Есть ли что-нибудь более заброшенное на земле, чем улица русского села?
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)