ru
Бен Окри

Голодная дорога

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
Мечты нигерийцев населены существами, которые никогда не приходят в сны белых. Дорога, по которой идет Окри, покажется любому из европейцев омутом, населенным двуглавыми духами. Литература ХХ века была монополизирована латиноамериканцами. В начале ХХI века нам придется привыкать к африканским именам.
Ova knjiga je trenutno nedostupna
601 štampana stranica

Utisci

    Aleks Zhangje podelio/la utisakпре 4 године
    🙈Ne drži pažnju

    Читаю тут "Голодную дорогу" Бена Окри. Новое слово, открытие, нигерийская жемчужина в короне мировой литературы, вот это всё.
    Читаю и понимаю, что поклонника современной нигерийской литературы из меня не выйдет. Персонажи этой книги только и делают, что пьют, дерутся и проклинают богатых. Ну и главный герой постоянно галлюцинирует.
    Такой "Левиафан" про Нигерию.
    Мучительный нигерийский бестселлер ожидаемо закончился абсолютно ничем.
    Автор заботливо развесил по стенам целый арсенал, а потом просто-напросто замуровал вход в комнату. Ни мистическая, ни политическая, ни социальная линия так и не были раскрыты. До самой последней страницы нигерийцы продолжали пьянствовать, драться, проклинать богатых и галлюцинировать просто так. Лизергиновое буйство цветов и метафор просто исчезло в один миг, оставив после себя душное ощущение отходняка и лёгкое недоумение.
    И ведь дело вовсе не в происхождении автора, а в чудовищно упрощенном подходе. Все чаще мне попадаются книги, похожие на фиджет-спиннеры. На подшипнике крутятся цветные лопасти, и движение создаёт иллюзию активности, игры. Но простое придание импульса не является игрой, вот в чём дело. Ребёнок, который лупит палкой по воде, представляя, что охотится на крокодила, - играет. Ребёнок, который лупит палкой по воде, наблюдая за тем, как разлетаются брызги, и стараясь достать ими до какой-то линии, - играет. Ребёнок, который просто монотонно лупит палкой по воде, скорее всего нездоров.
    К сожалению, авторы современной литературы все чаще просто лупят палкой по воде. Им кажется, что подробные описания, цветистые метафоры, упоенное перечисление всего и вся, что есть на этом свете, что когда-либо было испытано людьми или только будет испытано, каждой черточки, каждой морщинки на лице мироздания, утрамбованное в одно совершенно нечитаемое предложение на пол-страницы, сделает их текст литературой.
    Так вот, хуй вам в сраку, авторы современной литературы, вы жестоко и глубоко ошибаетесь. Со сплетанием случайных слов в грамматически читаемые конструкции в наши дни справляется простенькая нейросеть, и справляется временами куда лучше вас. Литература - это намного больше, чем многословные описания и многослойные метафоры, литература - это в первую очередь некое нервное напряжение, возникающее у читателя. Успеет ли д'Артаньян вернуться из Лондона с подвесками королевы?
    Поймёт ли Ниро Вульф, кто убийца, прежде чем тот нанесет следующий удар?
    Почему Северус Снейп стал таким мрачным?
    Что заставляет капитана Блада блюсти свой кодекс чести?
    Почему свиная голова, покрытая мухами, заставляет мальчишек убивать друг друга?
    Почему судья приграничного имперского городишки собирает деревянные таблички с неизвестными знаками, найденные в развалинах домов под дюнами?
    В конце концов, кто такой Джон Галт?
    Настоящая литература вовсе необязательно должна давать какие бы то ни было ответы. Но она абсолютно всегда задаёт вопросы. И тогда из-под зеркальной глади лужи во дворе вдруг появляется узкая морда крокодила, и только мачете в твоих руках может спасти от него весь мир.

Citati

    Iraida Ponomarevaje citiralaпре 7 година
    . Нам не нравились суровость бытия, неутоленные вожделения, вопиющие несправедливости мира, лабиринты любви, равнодушие родителей, сам факт существования смерти, и особенно — удивительная слепота Живущих: они не видели, что живут среди прекрасных созданий Вселенной
    Евгений Корнюшенкоje citiraoпре 2 године
    В той земле всех начал духи витали вокруг нерожденных. Мы могли принимать любые формы. Многие из нас были птицами. Мы не знали границ. Мы знали много радости, игр и печали. Мы радовались, потому что находились среди упоительного ужаса бесконечности. Мы играли, потому что были свободны. И мы знали печаль, потому что среди нас всегда находился тот, кто только что вернулся из мира Живущих. Они возвращались оттуда безутешные из-за навсегда оставленной любви, из-за неизбывных страданий, из-за того, что многого так и не поняли, а едва став что-то понимать, были вынуждены вернуться на землю всех начал.

    И не было среди нас тех, кто хотел рождаться вновь. Нам не нравились суровость бытия, неутоленные вожделения, вопиющие несправедливости мира, лабиринты любви, равнодушие родителей, сам факт существования смерти, и особенно – удивительная слепота Живущих: они не видели, что живут среди прекрасных созданий Вселенной. Мы страшились бессердечности этих слепых от рождения людей, ведь лишь немногие из них только еще учились видеть
    Полина Симареваje citiralaпре 4 године
    Есть много причин тому, что новорожденные плачут при рождении, и одна из них — внезапное отъединение от мира чистых форм, где все вещи созданы из волшебства, где нет страданий.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)