ru
Knjige
Эдвард Резерфорд

Лондон

  • Andrey Kirichenkoje citiraoпре 6 година
    Представьте себе. Лето заканчивается, и падают листья. Они устилают землю. И кажется, что они разлагаются полностью, но не совсем. На следующий год это повторяется. И опять. Истонченные, сплющенные листья и другие растения образуют слои, которые напластываются год за годом. Это естественный, органический процесс.
    Нечто похожее происходит с людьми, особенно в городах. От каждого года, каждого века что-то да остается. Оно, конечно, спрессовывается, исчезает с поверхности, как сам человек, но малая толика сохраняется. Римская плитка, монета, глиняная трубка шекспировских времен — все это покоится издревле. Мы копаем, находим, показываем. Не думайте, что это просто предметы. Монета и трубка кому-то принадлежали. Человеку, который жил, любил и ежедневно, как мы с вами, видел реку и небо.
    И потому, вторгаясь в почву и находя на глубине то немногое, что осталось от мужчины или женщины, я стараюсь не забывать, что соприкасаюсь с колоссальными и бесконечными напластованиями жизней. И порой мне кажется, что мы попадаем в слой спрессованного времени и разворачиваем былую жизнь, пусть даже единственный день с утром, вечером, синим небом и горизонтом. Мы приоткрыли только одно из миллиона миллионов окон, сокрытых в земле».
  • Юлия Бекренёваje citiralaпре 9 година
    Всей этой местностью – особняком, тюрьмой Клинк и восемнадцатью доходными борделями – владел и управлял епископ.
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    Апельсинчики как мед.
    В колокол Сент-Клемент бьет.
    И звонит Сент-Мартин:
    Отдавай мне фартинг!
    А Олд-Бейли, ох, сердит,
    Возвращай должок! – гудит.
    Все верну с получки! – хнычет
    Колокольный звон Шордича.[66]
    А когда она, когда? —
    Спросит Степни, как всегда.
    Не скажу ни слова,
    Пробасит ле Боу.
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    Наша вера в труде. Если труд ненавистен, то как послужить Богу
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    ampeschemant – позор. В английском языке оно превратилось в «импичмент
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    Привязанность Эдуарда была столь сильна, что он повелел воздвигнуть каменный крест на каждой стоянке. Имелся еще один – близ Вуд-стрит в Уэст-Чипе. А поскольку данное место существовало под искаженным старым английским названием Чаринг, означавшим
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    поворот, сей трогательный маленький памятник был известен как Чаринг-Кросс
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    Поскольку норманны называли английский пенс esterlin, что превратилось в латинском написании в sterlingus, единицей измерения стал фунт стерлингов
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    Люди торгуют ради прибыли. Ими движет алчность. Но долг сопряжен со страхом, а страх сильнее алчности. Долг – истинная власть, оружие, превосходящее всякое прочее. Глупцы охотятся за золотом. Мудрый изучает долги. Это ключ ко всему. – Он улыбнулся и вновь простер руку. – Шах и мат.
  • Lidia Stepanovaje citiralaпре 8 месеци
    Он был жаден до знаний, а тот лишь радовался, имея возможность учить. К пяти годам мальчик знал все о том, как ставить силки в окрестных лесах. К семи умел перекрыть крышу хижины болотным камышом. Не хуже, чем расставлять сети, он мог застывать на мелководье и ловко пронзать рыбину заостренным шестом. А еще помнил десятки сказаний о бесчисленных кельтских богах и мог перечислить предков не только своей семьи, но и великих островных вождей на многие поколения. Недавно Сеговакс начал овладевать важнейшими знаниями в хитросплетении браков, наследований и присяганий на верность, которые связывали племя с племенем, вождя с вождем, селение и семью узами дружбы или вражды по всему кельтскому острову. «Ибо все это вещи, в которых обязан разбираться мужчина», – пояснял отец
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)