Аннет Схап

Лампёшка

    Зарина Эрназароваje citiralaпре 7 месеци
    Конечно, он любил её, свою прекрасную, зеленовласую, златоглазую принцессу. Но не ожидал, что она последует за ним, внезапно явится к нему — а она явилась, и у неё были ноги, но она не умела говорить и была совершенно не приспособлена к жизни на суше.
    Под водой он понимал её. Или ему это чудилось. Она касалась своей головой его головы, и они вполне понимали друг друга. Но на борту корабля он перестал её понимать. Эти глаза, которые всё время чего-то жаждали… Чего, девочка
    Зарина Эрназароваje citiralaпре 7 месеци
    женщина указывает на конец тропинки, где действительно стоит домик, наполовину спрятавшийся за скалу
    Зарина Эрназароваje citiralaпре 7 месеци
    Пауки жили и дома, на маяке, и их мягкие лапки её утешают. Лампёшка поёт им паучьи песенки, а вечером выпускает на волю в сад.
    b2126289793je citiraoпре 10 месеци
    Они рассаживались вокруг огня, ели жаренную на костре рыбу и всю ночь распевали песни — застольные, кручинные, а порой и жуткие, про тайны морские, от которых девочку охватывали вместе дрожь и радость, и она забиралась к маме на колени.
    vagapovakarina97je citiraoпрошле године
    Вина — она как протухшее яйцо, которое перебрасывают из рук в руки, подальше от себя. Никому не хочется его ловить, никому не хочется, чтобы вся мерзость вылилась именно на него.
    vagapovakarina97je citiraoпрошле године
    Чего больше всего боится спичка? Потухнуть? Переломиться посередине? Нет, вот чего!
    — …а не то брошу тебя в море, — шепчет Лампёшка. — И ты так промокнешь, что никогда больше не загоришься.
    Вера Ковалеваje citiraoпрошле године
    Лампёшка так часто представляла себе эту встречу — и вот он, перед ней. На голове
    Вера Ковалеваje citiraoпрошле године
    Иногда, когда о чём-то очень долго мечтаешь и мечта наконец сбывается, на миг воцаряется такая особенная тишина, когда никто не знает, что делать.
    Лампёшка так часто представляла себе эту встречу — и вот он, перед ней. На голове
    Вера Ковалеваje citiraoпрошле године
    Иногда, когда о чём-то очень долго мечтаешь и мечта наконец сбывается, на миг воцаряется такая особенная тишина, когда никто не знает, что делать
    Наталья Бонитаje citiralaпрошле године
    Знаешь, в чём беда с этим твоим «раньше»? — нашёптывает ей на ухо весь мир. — Его больше не существует.
    Наталья Бонитаje citiralaпрошле године
    Вина — она как протухшее яйцо, которое перебрасывают из рук в руки, подальше от себя. Никому не хочется его ловить, никому не хочется, чтобы вся мерзость вылилась именно на него.
    Наталья Бонитаje citiralaпрошле године
    Когда что-то хочешь запомнить, оно часто улетучивается из памяти, а когда не хочешь вспоминать — как ни старайся, не выкинешь это из головы
    Анна Буслаеваje citiralaпрошле године
    Вина — она как протухшее яйцо, которое перебрасывают из рук в руки, подальше от себя.
    b0237466344je citiraoпрошле године
    В 2018 году книга удостоена высшей награды Нидерландов в области детской литературы — премии «Золотой грифель».
    Анна Мореваje citiralaпрошле године
    Выходит, здесь ей придётся жить. Одной. Семь лет. Она мотает головой. Держать эту мысль в уме ещё можно, но понять — нет.
    Анна Мореваje citiralaпрошле године
    Вина — она как протухшее яйцо, которое перебрасывают из рук в руки, подальше от себя.
    Лейла Ищановаje citiralaпрошле године
    От берега отходит узкий перешеек, на дальнем его конце, как зуб на ниточке, — остров, точнее полуостров. На полуострове стоит высокая серая башня — маяк, луч его по ночам описывает круги над маленьким приморским городком. Благодаря маяку корабли не расшибаются о скалу, торчащую посреди бухты. Благодаря маяку ночь не кажется слишком тёмной, а бескрайняя земля и безбрежное море — слишком бескрайними и безбрежными.

    В доме у маяка живут смотритель Август с дочерью. При доме есть небольшой сад и кусочек каменистого пляжа, куда прилив всегда что-нибудь да вынесет. Раньше Август с дочерью просиживали там, под блуждающим высоко над головами лучом, целыми вечерами. Август разводил костёр, а из бухты на шлюпках приплывали пираты. Они рассаживались вокруг огня, ели жаренную на костре рыбу и всю ночь распевали песни — застольные, кручинные, а порой и жуткие, про тайны морские, от которых девочку охватывали вместе дрожь и радость, и она забиралась к маме на колени.

    Но пираты к ним больше не заплывают, и отец её больше не разводит костров.

    С наступлением сумерек маяк уже должен гореть. Зажигает его всегда девочка. Каждый вечер она взбирается по шестидесяти одной ступеньке наверх, открывает ржавую дверцу светового колпака, запаляет фитиль, заводит вращающий линзу механизм, закрывает дверцу — и готово.
    Лейла Ищановаje citiralaпрошле године
    — Рыб, я не смогу.

    — Сможешь, — говорит мальчик. — Ты вылеплена из правильного теста. Такого, как надо.
    Лейла Ищановаje citiralaпрошле године
    Иногда, когда о чём-то очень долго мечтаешь и мечта наконец сбывается, на миг воцаряется такая особенная тишина, когда никто не знает, что делать.
    Лейла Ищановаje citiralaпрошле године
    А вот и маяк. Серая башня на сером фоне. Лампёшка замирает на месте и пожирает башню глазами. Ей хочется впитать в себя эту картину до последней капли.

    Она бегом спускается по базальтовым ступенькам на каменную тропинку, ведущую к маяку. Сейчас отлив и не очень мокро, шагать по ней легко. Но чем ближе маяк, тем яснее: всё изменилось. Её дом больше не похож на её дом. Их зелёная дверь с медной ручкой заколочена большими корявыми брусьями крест-накрест — зелёной краски почти и не видно. Окно рядом забито занозистой доской. Садовой скамейки как не бывало, огород затоптан. Растут только колючки, которые она всегда выпалывала, — теперь они вольготно расправили свои цепкие корни и вытеснили всё остальное. Лампёшка останавливается: слёзы жгут ей глаза.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)