ru
Алек Эпштейн

Художник Оскар Рабин. Запечатленная судьба

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
Это первая книга, написанная в диалоге с замечательным художником Оскаром Рабиным и на основе бесед с ним. Его многочисленные замечания и пометки были с благодарностью учтены автором. Вместе с тем скрупулезность и въедливость автора, профессионального социолога, позволили ему проверить и уточнить многие факты, прежде повторявшиеся едва ли не всеми, кто писал о Рабине, а также предложить новый анализ ряда сюжетных линий, определявших генезис второй волны русского нонконформистского искусства, многие представители которого оказались в 1970-е—1980-е годы в эмиграции. В книгу включены многочисленные архивные фотографии, а также репродукции работ художника.
Ova knjiga je trenutno nedostupna
285 štampanih stranica

Utisci

    Катя Приказчиковаje podelio/la utisakпре 5 година
    💡Poučna
    💞Romantična
    🐼Lagano štivo

Citati

    khanukaevaannaje citiraoпре 3 године
    Как и в случае с братьями Вавиловыми, арест и последующая гибель одного члена семьи никак не повлияли на доверие власти к другому: в 1945 году, спустя пять лет после задержания и спустя два года после смерти в тюрьме Николая Вавилова, его младший брат Сергей стал президентом Академии наук СССР — на этом посту он оставался до своей кончины в 1951 году, успев за эти годы дважды быть «избранным» депутатом Верховного Совета СССР.
    Palina Piakarskayaje citiralaпре 4 године
    «После смерти Сталина жизнь, пробив асфальт и вылезая наружу, внешними формами и эстетическими направлениями не занималась. Не до этого было. Важнее всего было осознать и понять свою человеческую личность, свою личную эстетику, личную способность к творческому выражению — а в какой форме, к какому направлению это можно будет отнести, было несущественно. Любая форма, которая пришлась под руку, использовалась. Нам надо было прокричать свое, а что под руку подвертывалось, абстрактный ли, экспрессионистический ли прием, какие материалы, это было вторично»
    Viktoria Agapovaje citiralaпре 4 године
    «Когда я получил французское гражданство, то думал — вот и тут я напишу паспорт. И знаете, ничего не получилось, — рассказывал он в одном интервью. — Потому что французский паспорт — просто формальная бумажка, за которой ничего не стоит — ни трагедии человеческой, ни притеснений. Коли она у тебя есть, ты просто гражданин Франции и ты все имеешь. И такую бумажку мне было просто неинтересно рисовать...»16«У меня два паспорта, если говорить о документах, а на картинах — только русский, советский. Пытался рисовать французский паспорт, но ничего не получается — едва ли не сокрушался он в другом. — Почему? За ним не стоит ничего. Бумажка — и больше ничего. А за советским — судьба всего народа. Без этой казенной бумажки я был словно преступник. Тема драматическая, благодарная

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)