ru
Knjige
Возняк Роберт

Мозг и сознание

    b0637127616je citiraoпре 25 дана
    Одно из главных физиологических открытий того времени — установление различий между чувствительными и двигательными нервами — было сделано Чарльзом Беллом (1774 — 1842)[1].
    b0637127616je citiraoпрошлог месеца
    Спенсер писал: «любой физиолог, который серьезно занимается наукой, рано или поздно будет вынужден согласиться с тем, что разные участки мозга обслуживают различные психические процессы. Локализация функций есть общебиологический принцип. … каждый нерв и каждый ганглий имеет своё функциональное назначение… так может ли быть, что только в больших полушариях не соблюдается принцип функциональной специализации?».
    b0637127616je citiraoпрошлог месеца
    Если кора является результатом развития субкортикальных структур, в коре должен сохраняться характерный для них сенсомоторный принцип организации. Наконец, если высшие психические функции есть высший уровень развития от простейшего раздражения (через рефлексы и инстинкты), то нет никаких причин устанавливать четкую границу между физическим и психическим.
    b0637127616je citiraoпрошлог месеца
    То, что мы называем психикой или разумом, произошло из физических уровней жизни: рефлексы из раздражения, инстинкты из рефлексов, сознание и высшие психические функции — из инстинктов.
    b0637127616je citiraoпрошлог месеца
    Вместе с принципом адаптации Спенсер сформулировал принципы непрерывности и развития. Развитие, по Спенсеру, есть изменение от гомогенности к гетерогенности, от относительного единства и однообразия к дифференцированности и сложности
    b0637127616je citiraoпрошлог месеца
    Вместе с принципом адаптации Спенсер сформулировал принципы непрерывности и развития. Развитие, по Спенсеру, есть изменение от гомогенности к гетерогенности, от относительного единства и
    b0637127616je citiraoпрошлог месеца
    Флуранс сделал следующий вывод: сенсомоторные функции являются дифференцированными и локализуются субкортикально, а высшие психические функции являются распределёнными по всей поверхности коры полушарий. Таким образом, полушария действуют как целостный орган мышления, не дифференцированный на функционально специализированные участки
    safinatje citiraoпрошле године
    согласно которой психическое и физическое являются не разными субстанциями, а разными проявлениями одной и той же универсальной единой субстанции, которую Спиноза отождествляет с Богом. Соглашаясь с Декартом в том, что мир сознания и мир материи являются качественно различными, Спиноза отвергает картезианский тезис о том, что протяжённость и мышление являются свойствами двух разных субстанций и утверждает, что протяжённость и мышление являются атрибутами единой мировой субстанции. Эта субстанция и есть Бог, сущность и причина всего существующего.
    safinatje citiraoпрошле године
    Поставленный Декартом вопрос о взаимодействии души и тела стал краеугольным камнем западной философии
    safinatje citiraoпрошле године
    феврале 1650 года, возвращаясь ранним промозглым утром домой после очередной беседы с королевой (королева настаивала на том, чтобы их беседы начинались в пять утра), Декарт простудился. Простуда переросла в пневмонию, и всего через неделю выдающийся ученый, на века определивший направление философской мысли, был мёртв.
    safinatje citiraoпрошле године
    Декарт по-прежнему считает, что контакт души с телом осуществляется через шишковидную железу. Особую роль шишковидной железы Декарт аргументирует тем, что она является единственной непарной структурой мозга. Также Декарт ошибочно считал, что шишковидная железа имеется только у человека.
    tashilin19je citiraoпре 2 године
    Нервная система и мозг, несомненно, имеют физическую природу: они плотные, осязаемые, видимые, протяжённые в пространстве. Феномены сознания – мысли, чувства, ощущения и др. – имеют совершенно иную природу – психическую. Они невесомы, невидимы, протяжённы во времени, но не в пространстве, доступны только для того сознания, в котором они появились. Получается, что мозг и сознание имеют фундаментально различную природу. Однако, поскольку законы причинности утверждают, что причина и следствие должны иметь общую природу, мы приходим к неизбежному логическому парадоксу: физический мозг не может порождать психические явления, а психические явления не могут быть причиной мозговых процессов. Именно это логическое противоречие лежит в основе так называемой психофизиологической проблемы, т.е. вопроса о взаимоотношении мозга и сознания.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)