ru
Knjige
Джозеф Конрад

Ностромо

    Мария Тишинаje citiralaпре 6 месеци
    он совершил свой мужественный, легендарный подвиг, она же просто оставалась сама собой, и в этом сила подлинной женщины,
    Мария Тишинаje citiralaпре 6 месеци
    И в смешанном чувстве любви к жизни и презрения к ней, в страшной убежденности, что его предали, что он умирает преданный, а сам не знает толком, кем или чем, он и в этом Сын Народа, свято почитаемый «великий человек», но со своею собственной историей.
    И еще одно лицо всплы
    Мария Тишинаje citiralaпре 6 месеци
    Доминик любую свою речь, продиктованную мудростью ожесточения,
    Мария Тишинаje citiralaпре 6 месеци
    Мне же самому был нужен человек из народа, свободный, сколь возможно, от классовых условностей и устоявшегося образа мыслей.
    Мария Тишинаje citiralaпре 6 месеци
    высокие сумрачные хребты Сьерры и подернутая дымкой равнина — безмолвные свидетели событий, порожденных страстями людей, слепых в своем стремлении к добру и злу.
    Мария Тишинаje citiralaпре 6 месеци
    Как образовался такой причудливый сплав, для Конрада загадки не составляет. Устами самого Ностромо и других персонажей, пользующихся доверием автора, этому дается ясное объяснение: формируясь в условиях вездесущего социального бесправия, этот человек при его незаурядности, честолюбии и силе не мог стать другим, он стал именно таким, каким он представлен у Конрада в разных вариантах, однако неизменно считающим соблюдение и таможенных правил, и нравственных законов привилегией богатых, а потому слишком большой роскошью для себя.
    Natalia Osoianuje citiraoпрошле године
    Известный английский философ, знавший Конрада, сказал о нем: «Жизнь более или менее цивилизованную, нравственную Конрад представлял себе чем-то вроде опасной тропинки, пролегающей на поверхности тонкого слоя чуть остывшей лавы, которая в любой момент может вдруг снова закипеть, и тогда пучина поглотит неосторожного». Характеристика краткая, но верная.
    Natalia Osoianuje citiraoпрошле године
    О нем вообще говорили так: писал по-английски, думал по-французски, а бредил, когда бывал болен, по-польски.
    Ghia Gvinjiliaje citiraoпре 2 године
    Ярослав Ивашкевич, родившийся, кстати, тоже на Украине, читал «Ностромо», он узнавал в костагуанских пейзажах украинские степи, а
    Ghia Gvinjiliaje citiraoпре 2 године
    таких хорошо у нас известных книгах, как «Век Просвещения» кубинца Алехо Карпентьера, «Сто лет одиночества» колумбийца Габриэля Гарсиа Маркеса или «Господин президент» бразильца Вериссимо, заметно хорошее знакомство с «Ностромо». Некая страна в
    Катерина Власоваje citiralaпре 3 године
    Любовь ведь для живых, а не для мертвых
    Катерина Власоваje citiralaпре 3 године
    «Право же, крайне неразумно требовать от человека, чтобы он придерживался более высокого мнения о других, нежели о себе».
    Сергейje citiraoпре 3 године
    По возвращении я нашел (выражаясь в стиле капитана Гулливера), что мое семейство благоденствует, супруга моя весьма довольна, что всем неурядицам пришел конец, а наш сынок порядком подрос за время моего отсутствия.
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Религиозные чувства мистера Холройда, — не унималась миссис Гулд, — очень оскорбила пестрота одежд на статуях святых в нашем соборе — обожествление, сказал он, золота и мишуры. Но мне показалось, что его собственный бог в его глазах нечто вроде влиятельного компаньона, получающего свою долю прибылей в виде пожертвований на церковь. Он сказал, что каждый год жертвует на разные церкви, Чарли.
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Нет бога в стране, где люди не желают даже пальцем шевельнуть в свою защиту
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Он скорей наивен, чем практичен, скорей искусен, чем ловок, щедрее растрачивает себя, чем тратят деньги люди, прибегающие к его услугам. Во всяком случае, он так думает о себе, и в его мыслях больше гордости, чем сентиментальности.
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Только о себе и думаешь, а плату получаешь похвалами от людей, которым на тебя наплевать.
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Презрение к толпе — черта не столь уж редкая у суровых республиканцев —
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Иными словами, и донья Тереза свято верила в капатаса каргадоров, как верили в него, прославленного и неуязвимого, и в порту, и на железной дороге, и англичане, и коренные жители Сулако. Зато, разговаривая с ним, она, даже рискуя вызвать недовольство мужа, неизменно делала вид, будто ей просто смешна эта вера, потешалась над ней, порой добродушно, чаще же с непонятной озлобленностью.
    Денис Гусевje citiraoпре 3 године
    Avanti! Как же! Ему только этого и нужно. Быть первым где угодно… как угодно… всегда быть первым у своих англичан.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)