Чернобыльская молитва. Хроника будущего, Светлана Алексиевич
ru
Knjige
Светлана Алексиевич

Чернобыльская молитва. Хроника будущего

Čitajte
Vika Boyarskaya
Vika Boyarskayaje citiralaпрошле године
Наша система, военная, в общем-то, она отлично срабатывает в чрезвычайных обстоятельствах. Ты наконец там свободен и необходим. Свобода! И русский человек в такие моменты показывает, как он велик! Уникален! Голландцами или немцами никогда не станем. И не будет у нас долговечного асфальта и ухоженных газонов. А герои всегда найдутся!
Serezhaaa Vel
Serezhaaa Velje citiraoпрошле године
Нам говорили, что мы должны победить. Кого? Атом? Физику? Космос? Победа у нас не событие, а процесс. Жизнь — борьба.
Vika Boyarskaya
Vika Boyarskayaje citiralaпрошле године
Герой… Герои… Кто они сегодня? Для меня это врач, который, несмотря на приказы сверху, говорит людям правду. И журналист, и ученый. Но, как сказал на планерке редактор: “Запомните! У нас нет ни врачей, ни учителей, ни ученых, ни журналистов, у нас у всех сейчас одна профессия — советский человек”.
b2765103902
b2765103902je citiraoпре 4 године
— В родном краю, как в раю. А на чужине и солнце не так светит.
b2765103902
b2765103902je citiraoпре 4 године
А поговорить можно и с живыми, и с мертвыми. Мне никакой разницы. Я и тех, и других слышу. Когда ты одна… И когда печаль… Сильная печаль…
Natasha Samsonyuk
Natasha Samsonyukje citiralaпрошле године
У нас человек — или с ружьем, или с крестом. Через всю историю.
Oleh Idolov
Oleh Idolovje citiraoпрошле године
Его разговор с Андреем Сахаровым об атомной бомбе… «А вы знаете, как хорошо пахнет озоном после ядерного взрыва?» — убеждал академик, «отец» водородной бомбы. В этих словах романтика. Моя… Моего поколения…
Денис Чужой
Денис Чужойje citiraoпрошле године
Победа у нас не событие, а процесс.
Анна Дорфман
Анна Дорфманje citiralaпрошле године
Смесь тюрьмы и детского сада — вот что такое социализм.
marie bortnikova
marie bortnikovaje citiralaпре 4 године
Не пишите о чудесах советского героизма. Они были… Чудеса! Но сначала — халатность, безалаберность, а потом чудеса. Закрыть амбразуру… Грудью на пулемет…
Yulia Sheveleva
Yulia Shevelevaje citiralaпрошлог месеца
Военный атом — это Хиросима и Нагасаки, а мирный атом — это электрическая лампочка в каждом доме. Никто ещё не догадывался, что военный и мирный атом близнецы. Сообщники. Мы поумнели, весь мир поумнел, но поумнел он после Чернобыля.
Светлана
Светланаje citiraoпрошлог месеца
Ужас… он стал привычным, даже банальным. И мы так изменились, что сегодняшний ужас на экране должен быть страшнее вчерашнего. Иначе уже не страшно. Мы перешли черту…
Светлана
Светланаje citiraoпрошлог месеца
Ну не способен наш человек думать только о себе, о собственной жизни, быть замкнутой такой системой. Политики наши не способны думать о ценности жизни, но и сам человек тоже.
Иришка Захарова
Иришка Захароваje citiralaпре 3 месеца
Мне больше всего почему-то запомнились не вертолёты и бронетранспортёры, а эти автоматы… Оружие… Человек с ружьём в зоне… В кого он мог там стрелять и от кого защитить? От физики… От невидимых частиц… Расстрелять заражённую землю или дерево?
twiraar
twiraarje citiraoпре 10 месеци
А мы вам сейчас покажем! Найдем такое! Что вы и в Африке не встретите. Нигде в мире такого нет! Двести кюри — триста кюри…». Замечаю, как меняются и сами бабки, некоторые ну просто стали «кинозвезды». У них уже заучены монологи, и слеза пробивает в тех местах, где нужно. Когда приезжали первые иностранцы, они молчали, только плакали. Сейчас уже научились говорить. Может, детям жвачка, коробка одежек лишняя перепадет
Кирилл
Кириллje citiraoпрошле године
«У меня есть маленький брат…

Он любит играть в Чернобыль. Строит бомбоубежище, засыпает песком реактор… Или нарядится пугалом, бегает за всеми и пугает: “О-о-о! Я — радиация! О-о… Я — радиация!”.

Его еще не было, когда это случилось».
Julia Gracheva
Julia Grachevaje citiralaпрошле године
Все вокруг твердят о засланных шпионах и диверсантах, а не о йодной профилактике
Julia Gracheva
Julia Grachevaje citiralaпрошле године
Россия никогда не спасала своих людей, потому что большая, бесконечная
Yaroslav
Yaroslavje citiraoпрошле године
Я была в Германии и видела, как там каждый немец внимательно сортирует мусор: в этот контейнер — бутылки из белого стекла, сюда — из зеленого… Крышку от пакета молока отдельно — туда, где пластмасса, сам пакет — туда, где бумага. Батарейки от фотоаппарата еще куда-то. Отдельно — биоотходы… Человек работает… Не представляю нашего человека за такой работой: белое стекло, красное — для него это было бы скукой и унижением. Мать-перемать. Ему бы сибирские реки повернуть в обратном направлении… Что-нибудь такое… «Размахнись плечо, разойдись рука…» А чтобы выжить, нам надо измениться.
Oleh Idolov
Oleh Idolovje citiraoпрошле године
Что нам нужно? Ответить на вопрос: способна ли русская нация на такой глобальный пересмотр всей своей истории, как оказались на это способны после Второй мировой войны японцы? Немцы? Хватит ли у нас интеллектуального мужества? Об этом молчат. Говорят о рынке, о ваучерах, чеках… Мы в очередной раз выживаем, вся энергия уходит на это. А душа брошена… Человек опять одинок… Тогда зачем это все? Ваша книга? Мои бессонные ночи? Если жизнь наша, как чирк спичкой? Здесь может быть несколько ответов. Примитивный фатализм. И могут быть великие ответы. Русский человек всегда хочет во что-нибудь верить: в железную дорогу, в лягушку (тургеневский Базаров), в византийство, в атом… А теперь вот — в рынок…
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)