К реке. Путешествие под поверхностью, Оливия Лэнг
ru
Knjige
Оливия Лэнг

К реке. Путешествие под поверхностью

Čitajte
Anastasia Alekseenko
Anastasia Alekseenkoje citiralaпрошле године
Брак — это очень интимная территория даже для людей, оставляющих груды дневников и писем, излюбленных объектов светских сплетен. Жадному глазу чужака не всегда видно, что творится в его сердцевине, на чем он держится, и даже строить догадки на этот счет — пустая затея. И все же из выкристаллизовавшихся слов возникает ощущение неизменной любви, в равных долях состоящей из привязанности и интеллектуального взаимовлияния.
Anastasiya Mozgovaya
Anastasiya Mozgovayaje citiralaпре 9 месеци
не верю, что есть хоть один человек на свете, который бы ни разу не мучился от безысходности, от зыбкости реального и его не посещала бы мысль, будто он тычется впотьмах, совершая несвязные и лишенные смысла поступки.
Karina Bychkova
Karina Bychkovaje citiralaпрошле године
Вирджиния Вулф однажды написала: «…вечер был слишком красив для одной пары глаз. Инстинктивно мне хочется, чтобы избыток моего удовольствия достался кому-то другому»
Леночка
Леночкаje citiralaпрошле године
На нашей планете жилье никому не предоставляется насовсем. Это не входит в условия сделки.
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
Все реки текут в море, но море не переполняется
Karina Bychkova
Karina Bychkovaje citiralaпрошле године
при созерцании руин минувших веков становится очевидным, что наше время всего лишь мимолетная тень, а наши жизни — это тоже сказал Дерек Джармен? — пробегают как искры по небритой щетине.
Karina Bychkova
Karina Bychkovaje citiralaпрошле године
Прошлое нельзя удержать, невозможно вернуть ушедшее время, вновь собрать то, что ты уже потерял или по недомыслию упустил, — к чему же тогда эти внезапные ловушки, эти вспышки памяти?
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
В Средние века в Льюисском аббатстве монахи питались мясом морских свиней и устрицами и пили слабое пиво, так как вода была небезопасной.
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
«Я вижу его — прошлое, — продолжала Вирджиния Вулф, — как улицу, лежащую позади, длинное полотно сцен, чувств». Она заблуждалась. Прошлое не позади нас, а под нами, и земля, по которой мы ходим, есть всего-навсего колодец с костями, заросший густой травой.
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
весь остаток вечера на кончике языка чувствовался привкус аниса — точно слово, которое я знаю, но не могу выговорить
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
Почему прошлое так болезненно? Почему оно так затягивает, вместо того чтобы отступить? Почему оно порой захлестывает с такой мощью, что реальное пространство, где кто-то стоит, сидит или лежит, пространство, в котором, бесспорно, существует чье-то физическое тело, растворяется, точно мираж? Прошлое нельзя удержать, невозможно вернуть ушедшее время, вновь собрать то, что ты уже потерял или по недомыслию упустил, — к чему же тогда эти внезапные ловушки, эти вспышки памяти?
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
Ковер был цвета распаренного чернослива, также как занавески и стулья, обитые тканью, похожей на бархат, при поглаживании она наэлектризовывалась и от нее било искрой.
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
«Прошлое возвращается лишь тогда, — писала Вирджиния Вулф в неоконченных воспоминаниях, — когда настоящее гладко, словно скользящая поверхность глубокой реки. Тогда человек видит сквозь воду дно».
Ольча
Ольчаje citiralaпре 3 месеца
апофеоз нежности для них — поцелуй и объятия, а не более взрослые ласки
Zula Alieva
Zula Alievaje citiraoпре 7 месеци
Пока я карабкалась вверх по склону, мне припомнилось стихотворение Реймонда Карвера о подсадной птице, гусе с подрезанными крыльями, которого держит в бочке фермер с покрытой язвами кожей, на чьих полях растет пораженный болезнью ячмень. Его кормят до отвала пшеном, а взамен он служит приманкой для других гусей — стаи кружат настолько близко, что едва не касаются крыльями стреляющего фермера. Рассказчик, который во время охоты случайно забрел на ферму, заглядывает в зловонную бочку, и то, что он видит, навеки западает ему в память. Этот гусь становится для него показателем той крайности, до которой можно довести живое существо, символом предательства, лишений и нужды.
Anastasia Samoylova
Anastasia Samoylovaje citiralaпрошле године
давно уже отказалась от веры в судьбу, разве что во мне живет убежденность, что кости порой остаются непогребенными и что меня наверняка переживут пластиковые пакеты, которыми мое поколение разукрасило нашу планету, точно так же как инструменты древних римлян пережили их бренные тела.
Karina Bychkova
Karina Bychkovaje citiralaпрошле године
Сказки чем-то похожи на розы: из них делают гибриды, пересаживают на другую почву и они появляются вдали от родных краев.
Леночка
Леночкаje citiralaпрошле године
Вода придает всему особую красоту. С первого взгляда не догадаться, что она содержит азот, ты не увидишь продуктовых тележек или раздувшегося трупа овцы, выделяющего газы, с глазами, выеденными блестящими юркими рыбешками. Вода скрывает распад, сглаживает края, превращает осколки стекла в зеленые кругляши, выбрасывает на берег и пляж то, что обрело вторую жизнь, — деревья, расколовшиеся на звезды, мутные пластиковые пакеты.
Леночка
Леночкаje citiralaпрошле године
«Прошлое возвращается лишь тогда, — писала Вирджиния Вулф в неоконченных воспоминаниях, — когда настоящее гладко, словно скользящая поверхность глубокой реки. Тогда человек видит сквозь воду дно».
Леночка
Леночкаje citiralaпрошле године
Возможно, лучше жить, как мы: полуслепыми, полуглухими, таща за собой сор прошлого, как комета свой хвост, то вспыхивая, то блуждая в бесконечной тьме.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)