Все прекрасное — ужасно, все ужасное — прекрасно. Этюды о художниках и живописи, Гриша Брускин
ru
Knjige
Гриша Брускин

Все прекрасное — ужасно, все ужасное — прекрасно. Этюды о художниках и живописи

Čitajte
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Рембрандта: нежно любимая изумительная «Еврейская невеста» и не менее изумительный «Ночной дозор
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Волшебные сценографии мастера из Дельфта превратились в дешевые раскрашенные почтовые открытки
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Прошлое за задницу не схватишь. Во-первых, время важный соавтор художника
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Персонажи зашевелились. У них теперь полно времени, чтобы закончить битву
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
неведомое ему письмо, записывая абракадабру на никому неведомом языке
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Так средневековые иконописцы достигали поразительной глубины и высоты, следуя строжайшему иконописному церковному канону. И созерцали пространство «не от мира сего»
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Нечто подобное делал и Лион: он много раз рисовал одни и те же мотивы из желания сделать лучше. В надежде создать шедевр. Потом делил рисунки на «похуже» и на «получше». Первые шли на продажу. А вторые помещались в папку «хранить вечно» и предназначались для небесного музея. В отличие от Сологуба, Митя со своим «золотым блокнотом
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Глазом припав к микроскопу, ученый микроб изучает; делает то же микроб, глядя с другого конца»
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Рогинский пользуется боннаровской манерой и изысканным боннаровским жемчужно-серым не для изображения эстетских сумерек в будуарах и садах, а для воспроизведения «бесцветного». Протокольного. Бытового. Банального. Общих мест
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
том, что жизнь вокруг нас – заминированное поле. Что экзистенция сама по себе опасна
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Распад антропоцентрического мировоззрения, которое так долго считало человека центром вселенной, но уже несколько столетий идет на убыль, добрался, видимо, наконец, до самого
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
Это были карандашные рисунки: портреты и цветочки в стаканах. Меня удивила и озадачила недетская детскость этих работ
za5taya
za5tayaje citiraoпре 6 месеци
записки 70‐летнего господина, который сделал искусство способом проживания жизни. И которому это занятие
Марина Огінська
Марина Огінськаje citiraoпре 8 месеци
Дорога в будущее лежит через прошлое. В прошлом прячется истина.
Александра Адамовская
Александра Адамовскаяje citiralaпрошле године
Воспоминание, достопамятный Дмитрий Александрович, бесконечно – фрагмент без начала и конца еще одной, «иной» реальности. Как сновидение, безумие или искусство. Бог даст, продолжим в другой раз. Вот только где?

Пока один из нас еще жив, прошлое не умерло. Лишь дремлет. Разбуженное воспоминаниями, оно, как ветер занавеску, шевелит настоящее и еще не случившееся будущее. И врата по имени «Мгновение» скрипят.
Лера Тренина
Лера Тренинаje citiralaпре 2 године
Согласно каббале, три монстра: лукавая рыба Левиафан (порождение Самаэля и Лилит), его злейший враг, царь зверей, он же демон плотских желаний Бегемот и гигантская птица Зиз, закрывающая своими крыльями небосвод, – будут уготованы для великой трапезы.
Лера Тренина
Лера Тренинаje citiralaпре 2 године
Идея абстракции как чистой формы, отрефлексированной как самоцель, стала возможна лишь в эпоху, когда появилась идея ценности искусства как такового. Искусства для искусства. То есть в эпоху modernity.
В наскальных петроглифах, в орнаментах всех времен и народов, в русских вышивках, в изображениях на древнегреческих вазах, в искусстве Ренессанса, в рисунках алхимиков и каббалистов геометрические знаки никогда не были чистыми абстракциями, то есть лишенными иного, кроме формы, смысла.
Они являлись символами человека, окружающего мира, космоса. Отображали мифологические представления о мире, научные теории и религиозные верования людей тех времен.
Лера Тренина
Лера Тренинаje citiralaпре 2 године
В орнамент золотого занавеса, служащего фоном для средневековой Мадонны, подчас вплетается изображение белого пеликана, символа жертвенной смерти Христа (согласно легенде, белый пеликан в экстремальных условиях кормит птенцов своей кровью). Как мы помним, в момент смерти Иисуса на кресте «завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни рассеялись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим» (Мф, 27: 51–53).
Лера Тренина
Лера Тренинаje citiralaпре 2 године
памяти всплывают окутанные древней тайной, волнующие воображение волшебные слова: гиацинт, виссон, шарлах и пурпур.
Лера Тренина
Лера Тренинаje citiralaпре 2 године
На картине изображена богато орнаментированная золотая ткань: серебряные вкрапления, глаза, пирамиды, скарабеи, лотосы, павлиньи перья, точки, квадратики, прямоугольники, треугольники, кружки, эллипсы, черточки, линии, спирали... Мерцают, как скопление звезд и миров. Как универсум. Занавес, за которым скрывается неведомый мир. Золотой космос.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)