Перед вами первая в своем роде книга – книга повестей, рассказов и поэм о футболе. Среди ее авторов как признанные классики – Ильф и Петров, Юрий Нагибин, Константин Ваншенкин, – так и современные писатели – Сергей Шаргунов, Герман Садулаев, Александр Терехов и другие. Это не футбольные репортажи, не спортивная журналистика, а именно художественная литература – впрочем, это не значит, что все истории выдуманы. Любители футбола узнают и команды, и чемпионаты, и матчи, которые вдохновили писателей. А любители художественной литературы, возможно, с удивлением откроют для себя заразительный футбольный азарт. Ведь главное, что объединяет авторов этого сборника, – страсть к самой главной на свете игре.
258 štampanih stranica

Utisci

    Котаje podelio/la utisakпре 9 месеци
    👍Vredna čitanja
    🚀Čita se u jednom dahu
    😄HAHA

Citati

    Никита Готовцевje citiraoпре 3 године
    И только одного не умеет болельщик – играть в футбол. Зато он очень его любит.
    Котаje citiralaпре 9 месеци
    Без зависти, но с жалостью непонятно к кому я смотрел за молодыми, чистенькими парами, бодро и стройно входящими в ресторан – в безмолвии, в согласии душ и сердец, в котором они заведены идти до смерти, обрастая детьми и болезнями, до тех пор пока под ноги одного из них не грохнется с небес гробовой камень, а второй обхватит каменные эти буквы и цифры и зарыдает, истекая заботами об оградке, о фиалках, подновлении фото, памятных днях и не уставая свидетельствовать о несомненном сходстве, проявляющемся в потомстве, – ведь это говорит ЕГО (ЕЕ) голос (но никому, даже оставшемуся ему (ей) голос невнятен – что-что? – но разницы нет): не устанет вставать посреди семейных торжеств и чаепитий наскучившим, строгим свидетелем защиты, неуместным, как… Чтобы: был бы жив (жива)… как говорил (а)… вот бы порадовалась (ся)…

    Хотя все может быть по-разному.

    Вечная любовь – это та смола, что проступает на весенней коре, – каждый хочет увидеть, услышать ее голос, да хотя бы слух о ней… Возможно, притягивает именно «вечный». Всем неприятно видеть безмятежно хохочущих (оттенок предательства) вдов и детей, обыкновенно проживающих годовщины маминого ухода. Почему-то живучая жизнь быстро входит в противоречие, растет в направлении «против» вечной любви, за которой совсем близко или за знаком равенства – монастырская тьма. И сырость.
    Котаje citiralaпре 10 месеци
    Он любил населять слова буквой «э» и произносил «трэнер», «пионэр», «чэмпион» – последнее, с весьма язвительной интонацией, относилось ко мне

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)