Ю Несбё

И прольется кровь

Я — наемный убийца-неудачник. Я обманул заказ­чика, но мой обман раскрылся, и я был вынужден бежать, спасая свою жизнь. Та, из-за которой я решился взяться за это дело, умерла, не дождавшись моей помощи, так что все было впустую. И теперь я оказался на самом краю земли, где меня никто не знает и где мне не от кого ждать помощи. А между тем преследователи дышат мне в затылок…Впервые на русском языке!«Кровь на снегу», «И прольется кровь»… Эти два романа связаны некими сюжетными нитями. Но связь их может оказаться глубже, чем нам кажется. Что же ожидает читателя дальше?
173 štampane stranice

Ostale verzije

Utisci

    Olegje podelio/la utisakпре 4 године
    👍Vredna čitanja
    💞Romantična
    🚀Čita se u jednom dahu
    🐼Lagano štivo

    Мило и романтично... Никогда б такого не сказал о Несбё... Но что есть, то есть.

    Alisher Yelikbayevje podelio/la utisakпре 5 година
    👍Vredna čitanja
    💞Romantična
    🐼Lagano štivo

    Добрая книга. Местами очень остроумная. Но это не детектив, а скорей любовный роман.

    Leysun Mavzievaje podelio/la utisakпре 6 година
    👍Vredna čitanja
    🚀Čita se u jednom dahu

    Необычно. Особенно для Ю Несбе.)))

Citati

    Alexander Adamovje citiraoпре 6 година
    Где заканчивается история?
    Мой дед был архитектором. Он говорил, что линия, как и история, заканчивается там, где она началась. И наоборот.
    Дед проектировал церкви. По его словам, он делал это, потому что у него хорошо получалось, а не потому, что он верил в существование богов. Этим он зарабатывал на жизнь. Но он говорил, что хотел бы верить в бога, за строительство церквей в честь которого ему платили. Возможно, тогда его труд казался бы деду более значительным.
    «Мне стоило бы проектировать больницы в Уганде, — говорил он. — Их можно было бы начертить за пять минут и построить за десять дней, и там спасали бы человеческие жизни. Вместо этого я месяцами сижу и рисую монументы суеверию, которое никого не спасет».
    Убежище — так он называл свои церкви. Убежище от страха смерти. Убежище от не­убывающей человеческой надежды на вечную жизнь.
    «Дешевле вышло бы выдавать людям в утешение соски и плюшевых мишек, — говорил он. — Но как бы то ни было, уж лучше я спроектирую церковь, на которую не против­но будет смотреть, чем эта работа достанется какому-нибудь архитектору-идиоту. В наше время они загрязняют страну своими монстрами, которые называют церквями».
    Yana Zolotovaje citiralaпре 6 година
    Может быть, эта история началась в тот миг, когда я понял, что трое моих одноклассников играют в футбол гораздо лучше меня? Или когда Бассе, мой дед, показал мне рисунки храма Саграда Фамилия, сделанные его ру­кой? Или когда я впервые затянулся сигаретой и послушал первую песню группы «Grateful Dead»? Или когда я прочитал в университете Канта и решил, что все понял? Или когда продал первую дозу травки? Или когда поцеловал Бобби — а это, вообще-то, девушка, — или когда впервые увидел малень­кое, сморщенное, истошно вопящее существо,­ впоследствии получившее имя Анна? А может быть, когда я сидел в вонючей подсобке магазина Рыбака и он рассказывал, чего от меня хочет. Не знаю. Мы придумываем историям начало, конец и логику развития, чтобы придать жизни смысл.
    Поэтому с тем же успехом можно начать прямо здесь, посреди всей этой путаницы, ко­гда жизнь сделала паузу, остановилась, чтобы перевести дух, и на какое-то мгновение мне показалось, что я нахожусь в пути — и одновременно у цели.
    rigafocusje citiralaпре 4 године
    Я не верил в жизнь после смерти, но я верил в смерть после жизни.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)