Мари-Од Мюрай

Умник

Аяжан Кенжегалиеваje citiralaпре 3 године
Корантен давно понял, что приятель влюбился в его сестру.
— Будь я мусульманином, я бы тебе ее отдал, — прибавил он великодушно.
— Может, примешь ислам ради такого дела?
Maria Avdeevaje citiralaпре 4 године
— Слу­шай, Энцо, мне бы тоже хо­те­лось, что­бы Арья вы­бра­ла тебя, но увы! Не ве­шать­ся же те­перь!
Ко­ран­тен дав­но по­нял, что при­я­тель влю­бил­ся в его се­стру.
— Будь я му­суль­ма­ни­ном, я бы тебе ее от­дал, — при­ба­вил он ве­ли­ко­душ­но.
— Мо­жет, при­мешь ислам ради та­ко­го дела?
Оба рас­сме­я­лись.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
Это не я, это ме­сье Кро­кроль, —
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
все вре­мя ду­мал о Бе­ат­рис. А у нее день на день не при­хо­дил­ся: се­го­дня Кле­бер с язы­ка не схо­дит, зав­тра за­бы­ла, как зо­вут. По­зо­вет в кино и пе­ре­ду­ма­ет. Ска­жет: «По­зво­ню» — и не зво­нит. Он пе­ре­ста­нет ждать — она объ­явит­ся. Кле­бе­ру очень хо­те­лось по­де­лить­ся сво­и­ми бе­да­ми, но сто­и­ло ему ска­зать «Бе­ат­рис», как Ум­ник хва­тал ме­сье Кро­кро­ля и лу­пил его баш­кой об стен­ку. С от­ча­я­нья Кле­бер стал пе­ре­чи­ты­вать «Крас­ное и чер­ное» — кни­гу, ко­то­рую изу­чал в шко­ле два года на­зад. Как там Жюльен Со­рель, роб­кий про­сто­лю­дин, су­мел по­ко­рить гос­по­жу де Ре­наль? «Это был не­вы­со­кий юно­ша лет во­сем­на­дца­тиили де­вят­на­дца­ти, до­воль­но хруп­кий на вид, с не­пра­виль­ны­ми, но тон­ки­мичер­та­ми лица… Боль­шие чер­ные гла­за, ко­то­рые в ми­ну­ты спо­кой­ствия свер­ка­лимыс­лью и ог­нем…» Вы­ли­тый Кле­бер, толь­ко очки еще на­деть! «Жюльен при­бли­зил губы к уху г-жи де Ре­наль и,рис­куя все­рьез опо­ро­чить ее до­брое имя, ска­зал ей:
— Су­да­ры­ня, се­го­дняно­чью ров­но в два часа я буду в ва­шей ком­на­те —мне не­об­хо­ди­мо по­го­во­рить с вами».
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
— Ко мне обра­ти­лись по по­во­ду бра­та ме­сье Ма­лю­ри… он ум­ствен­но от­ста­лый…
Тон у ма­дам Бар­до был со­чув­ствен­ный, она не хо­те­ла, что­бы ее сло­ва вос­при­ня­ли как оцен­ку.
— И-ди-от! — от­че­ка­нил Ум­ник.
— Если хо­ти­те… — хо­лод­но со­гла­си­лась ма­дам Бар­ду.
Этот Мучбин­ген ей нра­вил­ся все мень­ше и мень­ше.
— Так вот, мне со­об­щи­ли, что этот со­вер­шен­но­лет­ний, но не­здо­ро­вый мо­ло­дой че­ло­век жи­вет на по­пе­че­нии не­со­вер­шен­но­лет­не­го бра­та. Это дей­стви­тель­но так?
Ум­ник по­чув­ство­вал, что го­стья на­чи­на­ет сер­дить­ся, и по­ду­мал, что при­шла пора все сва­лить на Кро­кро­ля:
— Это не я… — на­чал он.
— Я по­ни­маю, что вы тут ни при чем, ме­сье Мучбин­ген, — раз­дра­жен­но ска­за­ла ма­дам Бар­ду. — Я толь­ко хочу по­нять, как по­мочь ме­сье Ма­лю­ри… его, я знаю, зо­вут Кле­бер. А вот как зо­вут бра­та, не знаю.
Ум­ник и не по­ду­мал ей от­ве­чать.
— Вы не зна­е­те, как зо­вут это­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка? Но он ведь жи­вет здесь, в этой квар­ти­ре!
Ум­ник ре­шил, что это за­гад­ка, и по­про­бо­вал от­га­дать:
— Ко­ран­тен?
— Ко­ран­тен, — по­вто­ри­ла ма­дам Бар­ду, что­бы луч­ше за­по­мнить. — Так вот, не мог­ли бы вы пе­ре­дать ме­сье Ма­лю­ри, что Ко­ран­те­на мож­но по­ме­стить в Ма­ли­круа? В буд­ние дни он бу­дет жить там, а на вы­ход­ные его мож­но за­би­рать до­мой. Это, ко­неч­но, не иде­аль­ное ре­ше­ние про­бле­мы, но, ду­маю, луч­шее из воз­мож­ных. Ска­жи­те ме­сье Ма­лю­ри, что­бы он свя­зал­ся со служ­бой соц­за­щи­ты. Вот, остав­ляю вам но­мер те­ле­фо­на. Пусть спро­сит ма­дам Бар­ду.
Ум­ник су­нул бу­маж­ку в кар­ман. Игра ему разо­нра­ви­лась.
— Пой­ду по­играю с сы­ном, — ска­зал он и по­ка­зал на кро­ли­ка.
— Ах, из­ви­ни­те. Я не зна­ла, что он ждет. Не буду вас боль­ше от­вле­кать.
Ум­ник про­во­дил го­стью до две­ри и толь­ко что не вы­тол­кал ее. «До чего не­веж­ли­во не­ко­то­рые дают по­нять, что им не до вас», — с оби­дой по­ду­ма­ла ма­дам Бар­ду.
Не успел Ум­ник вер­нуть­ся к себе, как опять за­зво­нил мо­биль­ник.
— До­стал уже! — воз­му­тил­ся ме­сье Кро­кроль.
— Алло, Ко­ран­тен? — на этот раз труб­ка го­во­ри­ла муж­ским го­ло­
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
на­род­ная муд­рость гла­сит: раз де­вуш­ка за­гру­сти­ла, ви­но­ват, не ина­че, ка­кой-ни­будь па­рень.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
У кого спро­сить со­ве­та? За­хра была стар­шей из семи се­стер, са­мой кра­си­вой жем­чу­жи­ной в ма­те­рин­ском оже­ре­лье. Но лю­би­ми­цей Ясми­ны, их ма­те­ри, была млад­шая дочь, глу­хо­не­мая Ами­ра.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
Луч­ше бы это ты уро­ди­лась не­мой, — с го­ре­чью ска­зал Ла­бри. — В мое вре­мя ни­кто не по­смел бы пе­ре­би­вать отца. Мой отец лю­бил по­вто­рять: «Слы­шать — зна­чит слу­шать­ся».
— В та­ком слу­чае я бы пред­по­чла уро­дить­ся глу­хой, — ска­за­ла Дже­ми­ля.
За­хра, вос­пи­тан­ная в по­ви­но­ве­нии, ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла на млад­шую се­стру. А отец се­мей­ства, раз­би­тый на­го­ло­ву, обра­тил­ся за под­держ­кой к жене:
— Но так на­пи­са­но в Ко­ра­не!
Ясми­на воз­де­ла гла­за и руки к небу. Труд­но ска­зать, что озна­чал этот жест, но спор пре­кра­тил­ся.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
Вы­ход бы­стро на­шел­ся: За­хра на­де­нет под блуз­ку об­ле­га­ю­щую ма­еч­ку.
Anna Krasnovaje citiralaпре 4 месеца
В го­ло­ве Ум­ни­ка дав­ным-дав­но тя­же­лым жер­но­вом во­ро­чал­ся во­прос, и вот те­перь при­шло вре­мя его за­дать:

— Ска­жи, ты ко­гда-ни­будь умрешь?

— Нет, — от­ве­тил ме­сье Кро­кроль. — Это не­обя­за­тель­но.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
е­сье Ви­ди­бо­га и это не обес­ку­ра­жи­ло:
— Она обе­ре­га­ет вас от Эм­ма­нюэ­ля. Хо­ро­ший знак.
— По-мо­е­му, Жорж, вы пло­хо раз­би­ра­е­тесь в со­вре­мен­ных жен­щи­нах. Цве­ты, гу­сар­ские ата­ки — все это уже не ра­бо­та­ет. Жен­щи­на те­перь не­за­ви­си­мая, сама себе му­жи­ка вы­би­ра­ет, а на­до­ест — вы­бра­сы­ва­ет, как ис­поль­зо­ван­ный но­со­вой пла­ток. Муж­чи­ной нын­че быть не­слад­ко. Про это в жур­на­ле «Мари Клер» на­пи­са­но.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
него по­си­не­ла и рас­пух­ла.
— Оби­деть жен­щи­ну — зна­чит по­лу­чить осо­бое пра­во.
Энцо по­смот­рел на него во­про­си­тель­но.
— Пра­во по­про­сить про­ще­ния. По­да­ри­те ей бу­кет цве­тов. С кар­точ­кой вну­три. «От вас и боль при­ят­на…» — что там обыч­но пи­шут в та­ких слу­ча­ях.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
нцо под­ста­вил ба­гро­вую щеку. Арья его чмок­ну­ла.

— Для на­ча­ла не­пло­хо, — одо­брил ме­сье Ви­ди­бог.
— Вы ду­ма­е­те?
Энцо спу­стил­ся к по­жи­ло­му со­се­ду. Щека
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
него аж в ушах за­зве­не­ло.
— О, черт…
— Ай-ай-ай! Не­хо­ро­шее сло­во!
Арья и Энцо разом обер­ну­лись — ме­сье Кро­кроль про­су­нул в дверь сна­ча­ла уши, а по­том всю го­ло­ву:
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
схло­по­тал-таки, как ожи­дал, по­ще­чи­ну. Вот толь­ко рука у Арьи ока­за­лась тя­же­
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
спро­сил Ви­ди­бог.
— Рис­кую схло­по­тать по­ще­чи­ну.
— Хо! По­ще­чи­на, по­лу­чен­ная от лю­би­мой жен­щи­ны, — это по­да­рок, бу­дет о чем вспо­мнить на ста­ро­сти лет.
— С вами труд­но спо­рить, ме­сье Ви­ди­бог.
— Про­сто Жорж. Так за­по­мни­те: по-гу­сар­ски!
— По­про­бую, чем черт не шу­тит! — без боль­шой уве­рен­но­сти от­ве­тил Энцо.
В са­мом деле, по­че­му не по­про­бо­вать — хуже не бу­дет.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
о­ви­те меня Жор­жем. Я не хо­тел вас оби­деть. Про­сто если ваша Арья смот­рит еще на кого-то, то по­че­му бы вам не про­явить ини­ци­а­ти­ву?
— Ду­ма­е­те, я не про­яв­ляю? Она пре­крас­но зна­ет, что я в нее влюб­лен.
— Ну и?..
— Ну и пле­вать ей на это.
Ме­сье Ви­ди­бог лихо уда­рил пал­кой в пол:
— Так по­ка­жи­те себя муж­чи­ной! Впе­ред, в ата­ку, по-гу­сар­ски!
— Это как? За­жать ее в угол на кух­не?
Энцо не­воль­но по­крас­нел — та­кая мысль уже при­хо­ди­ла ему в го­ло­ву.
— Нуж­но быть на­по­ри­стее, — от­че­ка­нил ме­сье Ви­ди­бог. — Ска­жи­те, что не мо­же­те без нее жить, ну… что там еще го­во­рит­ся в та­ких слу­ча­ях… по­том по­це­луй­те — и го­то­во дело!
Он опять стук­нул пал­кой. Но Энцо это не убе­ди­ло.
— Чем вы, в кон­це кон­цов, рис­ку­е­те? —
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
Но… я ду­мал… — он пе­ре­шел на ше­пот, — она ваша об­щая… э-э… гер­ла — всех, кто тут жи­вет.
— Что за чушь! — воз­му­тил­ся Энцо. — Не­уже­ли в ваше вре­мя та­кое было?
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
Кле­бер за­мям­лил, что со­всем не все… бы­ва­ют, спо­ру нет, по­ме­шан­ные на этом деле… но мно­гие це­нят и ро­ман­ти­че­ские от­но­ше­ния… А под ко­нец су­до­рож­но вздох­нул и ска­зал:
— Лад­но, мне пора до­мой. А то брат бу­дет бес­по­ко­ить­ся.
Ilya Lysenkoje citiraoпре 4 месеца
о Бе­ат­рис про­дол­жа­ла:
— А тебе та­кие нра­вят­ся?
И при­дви­ну­лась к нему вплот­ную. По­хо­же, у него пе­ре­хва­ти­ли ини­ци­а­ти­ву.
— У всех маль­чи­шек одно на уме: ка­кие у тебя бед­ра, ка­кая грудь… Буд­то на де­та­ли тебя раз­ни­ма­ют. Гад­ко это, про­тив­но, по­ни­ма­ешь?
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)