Джулиан Барнс

Попугай Флобера

    Кира Подрядоваje citiralaпре 6 година
    В чем смысл прорыва в науке без прорыва в нравственности?
    Julia Grachevaje citiralaпре 4 године
    Но порой мне кажется, что я расплываюсь, как старый камамбер, так я устал.
    Rashel Zemlinskayaje citiralaпре 5 година
    «Тупость, эгоизм и крепкое здоровье – три условия счастья, хотя без первого остальные два бесполезны».
    Olga Bulgakovaje citiralaпре 6 година
    Флобер заставляет нас задаться вопросом: разве ожидание удовольствия – не самое надежное из удовольствий?
    Маша Мурje citiralaпре 6 година
    Может быть, в этом преимущество дружбы с теми, кто умер давно: чувства к ним не ослабевают.
    Bulat Latypovje citiraoпре 10 дана
    Однажды мы с женой зашли в аптеку в Монтобане и попросили бинт. Зачем? — спросили нас. Эллен показала пятку — ремни новых сандалий натерли ей волдырь. Аптекарь вышел из-за прилавка, усадил ее, с нежностью фетишиста снял с ее ноги сандалию, изучил пятку, протер ее кусочком марли, встал, повернулся ко мне с озабоченным выражением лица, как будто его выводы необходимо было скрыть от пациентки, и тихо сказал: «Месье, это волдырь». Дух Омэ жив, подумал я, покупая бинт.
    Knigchitatel'je citiralaпрошле године
    Отчаявшихся всегда призывают не поддаваться эгоистическим чувствам, подумать сначала о других. Мне кажется, это несправедливо. Зачем нагружать их ответственностью за других, когда их собственная ноша и так тянет их к земле?
    Knigchitatel'je citiralaпрошле године
    После того как с тобой происходят известные события, что остается в жизни, кроме повторения и измельчания? Кто захочет жить дальше? Чудаки, религиозные фанатики, люди искусства (иногда); те, у кого есть обманчивое ощущение собственной ценности. Мягкие сыры оседают, твердые — черствеют. И те и другие покрываются плесенью.
    Максим Коваленкоje citiraoпрошле године
    Среди моряков есть те, кто открывает миры, добавляя новые земли к землям и звезды к звездам; это мастера — великие, вечно прекрасные. Другие сеют ужас из своих орудийных портов, грабят, богатеют и толстеют. Есть те, кто ищет золото и шелк под иными небесами, и те, кто ловит в свои сети лосося для гурманов и треску для бедняков. Я — незаметный и терпеливый ловец жемчуга, что ныряет на самое дно, а возвращается с пустыми руками и посиневшим лицом. Роковое влечение тянет меня в бездны мысли, в те пучины, которые сильным никогда не исчерпать. Я проведу жизнь, наблюдая за океаном искусства, где другие путешествуют и сражаются, и порой развлеку себя, нырнув за зелеными или желтыми, никому не нужными ракушками. Их я сберегу для себя, ими покрою стены моей хижины.
    Yuri Ratanovje citiraoпрошле године
    Он, конечно, вовсе не любил путешествия. Он любил идею путешествия, воспоминание о путешествии, но не само путешествие.
    Alyona Tokarevaje citiralaпре 3 године
    Моя дружба — как верблюд. Стоит ей сделать шаг, и ее уже не остановить.
    Maria Romashinaje citiralaпре 3 године
    Флобер заставляет нас задаться вопросом: разве ожидание удовольствия — не самое надежное из удовольствий? К чему карабкаться на безрадостный чердак свершения?
    Yana Ranshakovaje citiralaпре 3 године
    Не участвуй: счастье в воображении, не в действии. Удовольствие — сначала в предвкушении, потом — в воспоминании.
    Olesia Diachenkoje citiralaпре 3 године
    Почему литература заставляет нас преследовать литератора? Почему мы не можем оставить его в покое? Разве книг недостаточно? Флобер хотел, чтобы было достаточно: мало кто из писателей так верил в объективную реальность текста и незначительность личности автора; и все-таки мы упрямо ищем эту личность.
    Евгений Антипинje citiraoпре 3 године
    Биографию друга надо писать так, словно ты за него мстишь.
    Флобер. Из письма к Эрнесту Фейдо, 1872
    Anya Klishevichje citiraoпре 3 године
    «Стоит родиться, как начинается гниение».
    Alexander Smirnovje citiraoпре 4 године
    Нужно использовать короткие, простые, правдивые слова.
    Alexander Smirnovje citiraoпре 4 године
    В наши дни нам не позволяют употреблять слово «псих». Какое безумие. Те немногие психиатры, которых я уважаю, всегда называют людей психами.
    Alexander Smirnovje citiraoпре 4 године
    не знаю, чему верить, когда дело касается прошлого. Мне просто хотелось бы знать, были ли толстяки толще. А безумцы — безумнее
    Дмитрий Ежовje citiraoпре 4 године
    Железная дорога всего лишь позволит людям больше передвигаться, встречаться и вместе погрязать в глупости.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)