Борис Акунин

Левиафан

15 марта 1878 года на рю де Гренель в Париже совершено страшное убийство. Убит лорд Литтлби и девять его слуг. Преступник не взял из дома ничего, кроме статуэтки бога Шивы и цветного платка. Расследование приводит комиссара полиции Гоша на роскошный корабль «Левиафан», плывущий в Калькутту. Убийца на корабле, но кто это? Среди подозреваемых, каждый из которых прячет свою тайну, английский аристократ, офицер Японской армии, беременная жена швейцарского банковского служащего и молодой русский дипломат с седыми висками…
244 štampane stranice

U ovoj seriji

Ostale verzije

Utisci

    Валера Бабайкинje podelio/la utisakпре 5 година
    👍Vredna čitanja
    💡Poučna
    🚀Čita se u jednom dahu

    Книга притягивает, в первую очередь, не хитрой детективной загадкой, а отличной проработкой персонажей. Сама история как слоеный пирог, начинаясь как классический английский детектив, постепенно приходит чувство, что читаешь легкий исторический роман. И не смотря на то, что я угадал кто убийца еще в середине книги, после прочтения остается приятное послевкусие и хочется сразу начать читать новый роман про Эраста Петровича Фандорина.

    Юлия Вороновичje podelio/la utisakпре 10 месеци
    👍Vredna čitanja
    🚀Čita se u jednom dahu

    Прочитала на одном дыхании, увлекательнее Азазель и Гамбита (а они очень хороши!)

    Anastasiaje podelio/la utisakпре 4 године
    👍Vredna čitanja
    💀Jeziva
    🚀Čita se u jednom dahu
    💤Smooor!

    Я чуть-чуть расстроена... Про Японию было интересно читать, а про вымышленные сокровища - нет.
    Все действие происходит на корабле, что немного утомляет- это раз.
    Много героев в которых я постоянно путалась - это два.
    Совсем неинтересный Фандорин - это три.
    Больше не буду ругать, потому что серия все равно интереснее большинства, но вот с Турецким Гамбитом, конечно, не сравнится.
    Четыре.

Citati

    Таня Михинаje citiraoпре 3 године
    Я есть во всем сущем, и все сущее есть во мне.
    Александр Александровje citiraoпре 4 године
    Везде одинаково: одни жиреют от обжорства, другие пухнут от голода.
    Евгения Даеваje citiralaпре 5 година
    Европейский рыцарь решил бы, что я поступаю гнусно, и в этом проявилась бы его ограниченность. Именно поэтому рыцарей в Европе больше нет, а самураи живы.

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)