ru
besplatno
Андрей Белый

Полное собрание стихотворений

    fsagdije citiralaпре 2 године
    Заброшенный дом.
    Кустарник колючий, но редкий.
    Грущу о былом:
    «Ах, где вы – любезные предки?»

    Из каменных трещин торчат
    проросшие мхи, как полипы.
    Дуплистые липы
    над домом шумят.

    И лист за листом,
    тоскуя о неге вчерашней,
    кружится под тусклым окном
    разрушенной башни.

    Как стерся изогнутый серп
    средь нежно белеющих лилий —
    облупленный герб
    дворянских фамилий.

    Былое, как дым…
    И жалко.
    Охрипшая галка
    глумится над горем моим.

    Посмотришь в окно —
    часы из фарфора с китайцем.
    В углу полотно
    с углем нарисованным зайцем.

    Старинная мебель в пыли,
    да люстры в чехлах, да гардины…
    И вдаль отойдешь… А вдали —
    равнины, равнины.

    Среди многоверстных равнин
    скирды золотистого хлеба.
    И небо…
    Один.

    Внимаешь с тоской
    обвеянный жизнию давней,
    как шепчется ветер с листвой,
    как хлопает сорванной ставней.
    fsagdije citiralaпре 2 године
    Солнцем сердце зажжено.
    Солнце – к вечному стремительность.
    Солнце – вечное окно
    в золотую ослепительность.

    Роза в золоте кудрей.
    Роза нежно колыхается.
    В розах золото лучей
    красным жаром разливается.

    В сердце бедном много зла
    сожжено и перемолото.
    Нагни души – зеркала,
    отражающие золото.
    Дина Якушевичje citiralaпре 2 године
    Даль – без конца. Качается лениво,
    шумит овес.
    И сердце ждет опять нетерпеливо
    всё тех же грез.
    В печали бледной, виннозолотистой,
    закрывшись тучей
    и окаймив дугой ее огнистой,
    сребристо жгучей,
    садится солнце красно-золотое…
    И вновь летит
    вдоль желтых нив волнение святое,
    овсом шумит:
    «Душа, смирись: средь пира золотого
    скончался день.
    И на полях туманного былого
    ложится тень.
    Уставший мир в покое засыпает,
    и впереди
    весны давно никто не ожидает.
    И ты не жди.
    Нет ничего… И ничего не будет…
    И ты умрешь…
    Исчезнет мир, и Бог его забудет.
    Чего ж ты ждешь?»
    В дали зеркальной, огненно-лучистой,
    закрывшись тучей
    и окаймив дугой ее огнистой,
    пунцово-жгучей,
    огромный шар, склонясь, горит над нивой
    багрянцем роз.
    Ложится тень. Качается лениво,
    шумит овес.
    odaniolowje citiralaпре 3 године
    Шелесту внемлю.
    Тише…
    Довольно:
    Цветики
    Поздние, бледные, белые,
    Цветики,
    Тише…
    Я плачу: мне больно.
    Фаина Макоеваje citiralaпре 4 године
    Объявись – зацелую тебя…
    Oleg Sorokinje citiraoпре 4 године
    Из царских дверей выхожу.
    Молитва в лазурных очах.
    По красным ступеням схожу
    со светочем в голых руках.

    Я знаю безумии напор.
    Больной, истеричный мой вид,
    тоскующий взор,
    смертельная бледность ланит.

    Безумные грезы свои
    лелеете с дикой любовью,
    взглянув на одежды мои,
    залитые кровью.

    Поете: «Гряди же, гряди».
    Я грустно вздыхаю,
    бескровные руки мои
    на всех возлагаю.

    Ну, мальчики, с Богом,
    несите зажженные свечи!..
    Пусть рогом
    народ созывают для встречи.

    Ну что ж – на закате холодного дня
    целуйте мои онемевшие руки.
    Ведите меня
    на крестные муки.

    Август 1903
    b5386410334je citiraoпре 4 године
    Отчаянье
    3. Н. Гиппиус
    Довольно: не жди, не надейся —
    Рассейся, мой бедный народ!
    В пространство пади и разбейся
    За годом мучительный год!
    Века нищеты и безволья.
    Позволь же, о родина мать,
    В сырое, в пустое раздолье,
    В раздолье твое прорыдать —
    Туда, на равнине горбатой, —
    Где стая зеленых дубов
    Волнуется купой подъятой,
    В косматый свинец облаков,
    Где по полю Оторопь рыщет,
    Восстав сухоруким кустом,
    И ветер пронзительно свищет
    Ветвистым своим лоскутом,
    Где в душу мне смотрят из ночи,
    Поднявшись над сетью бугров,
    Жестокие, желтые очи
    Безумных твоих кабаков, —
    Туда, – где смертей и болезней
    Лихая прошла колея, —
    Исчезни в пространство, исчезни,
    Россия, Россия моя!
    Июль 1908
    Серебряный Колодезь
    Дмитрий Митрофановje citiraoпре 5 година
    Огонечки небесных свечей
    снова борются с горестным мраком.
    И ручей
    чуть сверкает серебряным знаком.

    О поэт – говори
    о неслышном полете столетий.
    Голубые восторги твои
    ловят дети.

    Говори о безумье миров,
    завертевшихся в танцах,
    о смеющейся грусти веков,
    о пьянящих багрянцах.

    Говори
    о полете столетий.
    Голубые восторги твои
    чутко слышат притихшие дети.

    Говори…
    Jan Itorje citiralaпре 5 година
    Внимайте, внимайте…
    Довольно страданий!
    Броню надевайте
    из солнечной ткани!
    Valeriya Nikishinaje citiralaпре 6 година
    Солнца контур старинный,
    золотой, огневой,
    апельсинный и винный
    над червонной рекой.
    Margarita Fursovaje citiralaпре 7 година
    Уставший мир в покое засыпает, и впереди весны давно никто не ожидает. И ты не жди.
    Margarita Fursovaje citiralaпре 7 година
    Солнцем сердце зажжено. Солнце – к вечному стремительность. Солнце – вечное окно в золотую ослепительность. Роза в золоте кудрей. Роза нежно колыхается. В розах золото лучей красным жаром разливается. В сердце бедном много зла сожжено и перемолото. Нагни души – зеркала, отражающие золото.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)