ru
Knjige
Николай Старообрядцев

Белый цветок

Способна ли новая философия остановить тайное общество? Подземные реакторы вышли из-под контроля и грозят городу уничтожением. Нити заговора тянутся во дворец губернатора. Африканский посол инкогнито пробирается на священную литургию, но погибает от рук разъярённой толпы. Пассажиры автобуса обнаруживают в карманах записки странного содержания. Напитки отравлены наркотическим ядом. Человеческая кровь изливается в систему отопления. Сможет ли главный герой добраться до истины, прежде чем редкий мистический дар разрушит его сознание?
177 štampanih stranica
Izdavač
Чтиво

Utisci

    Карина Петрухинаje podelio/la utisakпре 9 месеци
    👍Vredna čitanja
    💡Poučna

    Роман-размышление, история нескольких дней жизни бедного мыслителя, о которой в конце произведения известно не больше, чем в начале.
    Тем не менее, автор мастерски раскрывает нам внутренний своего безымянного героя посредством философских разговоров с его другом Алексеем (как, например, эволюция живописи отражает развитие человека), таинственной женщиной Маргаритой Сергеевной, от встречи с которой веет булгаковщиной, и дьявольски хитрым господин Переполохом, возможно знавшим самого черта.
    Но сначала нужно немного привыкнуть к витиеватому, и, на первый взгляд, нарочито усложненному стилю писателя, с первых страниц обрушивающего на читателя сложную гамму мыслей и чувств главного персонажа, однако не тормозящего динамику повествования.
    Если вы поклонник произведений в форме потока сознания, то смело открывайте эту историю, наполненную поисками ответов на вечные вопросы, любопытными авторскими описаниями и особым декадентским настроением.

    Александр Варламовje podelio/la utisakпрошле године

    По следам безумного пророка
    Не зря я откладывал прочтение «Белого цветка» в долгий ящик, подготавливая себя морально, собираясь с мыслями, оставляя роман Николая Старообрядцева на десерт. Самая безумная книга Чтива, судя по опросу самого издательства, сделала чуть безумнее и меня. Но оно того стоило.
    «Белый цветок» подобен «Дон Кихоту» Сервантеса в том смысле, что это книга, которую очень хочется прочитать до тридцати лет, но полностью открыться и заиграть новыми красками она сможет только при повторном прочтении в более зрелом возрасте.
    «Серая мышь главенствует в доме, если выше подполья в доме нет ничего. Ночью мыши скребутся под полом. Когда остывает одинокая лампочка, свисающая на проводе с потолка, они выбираются наружу через отверстия, прогрызенные по углам моей комнаты».
    Как считает философ Фёдор Гиренок, чтобы начать философствовать, нужно перестать мыслить трезво и осознанно сойти с ума, отдавшись галлюцинациям и грёзам. А там где царят мрачность и философия, начинает веять достоевщиной, когда промозглый город норовит подорвать здоровье главного героя, которого одни примут за безумца, другие – за пророка. Но хоть некоторые пророки – это и есть безумцы, не все безумцы – это пророки.
    «Я двигался вдоль по улице, боясь обернуться. И оборачивался. Боялся думать о покинутом доме. И думал. Боялся возвращаться туда каждую ночь. Боялся бояться, и – ускорялся. Если бы не ледяной ветер, проникающий через прорехи пальто, в порах кожи свистящий и оплетающий кости скелета, сосущий из них теплотворную жизнь, кровь обращающий в ледяные кристаллы. Если бы не он и не сырость, в воздухе стывшая каждую ночь: она наполняла затхлостью лёгкие, тянула к земле ткань пальто и панталон. За тоненький шарф она в землю тянула меня».
    С героем случаются обыденные на первый взгляд вещи – работа сторожем, поездки в автобусе, знакомство со странной парочкой. Но в итоге обыденность становится необыкновенным миром персонажа, который наполнен заговорами, интригами и мистикой. К тому же, все переплетения несут свой особый смысл.
    «И каждый спазм, каждый вскрик от боли, каждое высказанное слово, каждое рождение нового элемента, каждая смерть – всё связано между собой живыми светящимися нитями».
    Ни для кого не станет откровением тот факт, что порой Старообрядцев перевоплощается в Кафку, притом весьма удачно, как и то, что многие не смогут осилить язык Николая, несмотря на его красоту. Но кому-то и Дарья Донцова – Агата Кристи, тем более Чтиво изначально формировало закрытый клуб читателей, делая ставку на литературу «не для всех».
    «Шарфом я хотел покрепче привязать себя к ускользающему мгновению, чтобы навсегда остаться в нём – выпасть из времени через прореху смерти».
    До прочтения романа вы и ваша реальность – это девственный холст, а «Белый цветок» – это художник, который в процессе чтения расписывывает вас широкими мазками, меняет и расширяет границы сознания настолько, что вы и не замечаете, что уже плещетесь в огромном аквариуме, полном идей и мыслей.
    «Представлявшаяся мне очевидной взаимосвязь событий прошлого давала мне основание предполагать, что постигнув внутреннюю закономерность своей жизни, я смогу вычислить её направление и разгадать её конечную цель. Но углубление в дебри прошлого лишало мой разум сил для проникновения сквозь завесу грядущего».
    Как сказал сам Николай, ладно сделанная книга – отличное средство для того, чтобы порой замедлиться и выпасть на время из бешеного ритма жизни. Трудно не согласиться. Особенно когда собственная его книга не просто ладно сделана, а ещё и «страшна» тем, что временный эскапизм может затянуться вплоть до полного уединения и отшельничества. Тем не менее, «Белый цветок» отправляется в цифровую коллекцию с подписью Must read и напоминанием о том, что к этому роману ещё предстоит вернуться, чтобы среди замысловатости и мудрости снова обнаружить что-то для себя между строк.

Citati

    Ssofi Ssofije citiraoпре 3 године
    Из мешка
    На пол рассыпались вещи.
    И я думаю,
    Что мир —
    Только усмешка,
    Что теплится
    На устах повешенного.
    В. Хлебников

Na policama za knjige

    Dasha Belaya
    Художка
    • 915
    • 9
    Никита Нефёдов
    Чтиво
    • 10
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)