Андрей Геласимов

Роза ветров

    Nusje citiralaпре 3 године
    Попробуй лишь один шаг сделать в сторону восстановления справедливости — и вот не заметишь, как уже бредешь по колено в крови.
    Оляje citiralaпрошле године
    смерть — это всего лишь старшая сестра сна
    b2455177150je citiralaпре 3 године
    Мир больше того, что видят люди. А смерть — значительно меньше того, чего они боятся.
    Alexander Pravikovje citiraoпре 3 месеца
    — Человек, — продолжал он, — должен уметь различить в другом человеке — то есть в душе его, в характере, в нраве — именно те черты, каковыми он сможет всю жизнь потом любоваться. Это и будет любовь. Вечная, сильная, нерушимая.
    Лена Мироноваje citiralaпрошле године
    В соблазне силы он чувствовал значительно больше тьмы, чем в простом и каком-то неуловимо детском искушении властью.
    Natalia Andrievskayaje citiralaпрошле године
    раб мечтает не о свободе, а лишь о своих рабах, был бесконечно и гадко прав. И даже самый последний изгой, ощутивший вдруг в себе силу, не преминет воспользоваться ею в ущерб слабому.
    Елена Чеплашкинаje citiralaпре 2 године
    К середине лета, когда жара достигла небывалых для Петербурга температур, люди стали сходить с ума. Кто-то пустил слух, что холеру с целью извести русских людей нарочно завезли врачи-иностранцы — будто бы они заманивают беззащитный народ в свои больницы и там губят вредными отравами. Слух этот оказался заразнее, чем сама холера, — и вскоре любого, кто носил при себе раствор хлорной извести, чтобы протирать руки, могли схватить прямо на улице, объявив отравителем, и прилюдно заставить этот раствор выпить до дна. Врачей стали избивать, холерные кареты сжигали, больницы громили одну за другой. Простой люд бесчинствовал, защищая себя от напасти, как умел и как подсказывала ему извечная и страшная его простота.
    Nusje citiralaпре 3 године
    Можно сообщить экипажу, будто бы я дурно отозвался о невесте господина лейтенанта.

    — Нет у меня никакой невесты, — вставил Казакевич.

    — Теперь есть, — после недолгой паузы кивнул Невельской. — Поздравляю, Петр Васильевич!
    Литвинов Сергейje citiraoпре 3 године
    При входе в Ла-Манш русский отряд был остановлен крепчавшим противным ветром. Корабли смогли продвинуться только до острова Джерси, в виду которого им пришлось приступить к маневрам. Устойчивые и мощные потоки уже по-летнему теплого воздуха несли с берега долгожданное благоухание трав и цветов, но при этом норовили развернуть суда прочь от дома.
    — Теперь надолго застряли, — сказал Невельской, подходя к стоявшему на шканцах господину Семенову. — Непохоже, что скоро сменится.
    — Кто сменится? — после продолжительной паузы спросил тот.
    По всему было видно, что он совершенно не расположен к разговору. Он даже не повернул головы в сторону подошедшего офицера, продолжая вглядываться в очертания острова. Однако Невельской решил оставить это проявление неучтивости без внимания.
    — Ветер, — пояснил он. — Похоже, надолго установился.
    Господин Семенов пробурчал что-то недовольное себе под нос и замолчал. Остров, мимо которого они проходили в этот момент в абсолютно ненужном им направлении, казалось, его завораживал. Он изучал его в наступавших сумерках с таким вниманием, как будто занимался картографической описью и как будто от верности подмеченных им координат зависело нечто чрезвычайное
    mikgotlibje citiraoпре 3 године
    — Человек, — продолжал он, — должен уметь различить в другом человеке — то есть в душе его, в характере, в нраве — именно те черты, каковыми он сможет всю жизнь потом любоваться. Это и будет любовь. Вечная, сильная, нерушимая. Такую любовь мало что уязвит. Ни соблазны, ни старость, ни сама смерть ей не предел. Вот и при строительстве судна такая любовь необходима.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)