Искусство издателя, Роберто Калассо
ru
Knjige
Роберто Калассо

Искусство издателя

Čitajte
В книге Роберто Калассо (род. 1941), итальянского прозаика и переводчика, одного из зачинателей и многолетнего директора известного миланского издательства Adelphi, собраны эссе об издательском деле – особом искусстве, достигшем расцвета в XX веке, а ныне находящемся под угрозой исчезновения. Автор делится размышлениями о сущности и судьбе этого искусства, вспоминает о выдающихся издателях, с которыми ему довелось быть знакомым, рассказывает о пути своего издательства – одного из ярчайших в Европе последних пятидесяти лет.
129 štampanih stranica
Prvi put objavljeno
2017

Utisci

Karina Bychkova
Karina Bychkovaje podelio/la utisakпре 3 године
💡Poučna

Тезисно:
- электронная книга – это упрощение
- бумажная может быть произведением искусства
- самую красивую книгу издали еще в XV веке
- быть издателем трудно и затратно
- фигура издателя уходит на второй план
- Жорж Сименон писал не только про Мегрэ

Владимир Полковников
Владимир Полковниковje podelio/la utisakпре 3 године

Наибольшее разочарование после прочтения книги Роберто Калассо «Искусство издателя» связано со словом «книга». Я не знаю, кому в голову пришло собрать под одной обложкой не предназначенные автором к объединению тексты, но выглядит это дело неприятно. Разрозненные речи, произнесенные по разным случаем, речи, в которых мысли постоянно повторяются, мысли о совершенно незнакомых широкой публике людях – всё это точно не предназначено для людей с улицы.
Ну а те, кто мог бы этим заинтересоваться – российские книгоиздатели – вряд ли почерпнут для себя что-то важное. И даже не потому, что там ничего, а просто в силу того, что они и так в общем-то всё знают и понимают, но всё равно действовать будут так, как действовали до сих пор.
Да и что там за мысли? Какой практический смысл можно извлечь из речей, произнесенных по приятным случаям юбилеев и открытий? Что важно подбирать обложки особым способом? Кто ж этого не знает? Но кто к этому у нас относится всерьез? Что важно тщательно и продуманно писать тексты для клапанов? Да бог с вами, у нас и аннотации-то пишутся людьми, явно не читавшими книжку. Что был такой Альд Мануций? Ээээ, да вроде был, вроде читал о нем у… Перес Реверты что ли.
И всё это повторяется не раз, не два, перемежается и подается без какой либо системы или объединяющей мысли. Впрочем, авторы сборника попытались всё это объединить словосочетанием «Искусство издателя». Попытались и обманули меня, мои ожидания. Я-то правда думал, что тут опытный в издательском деле человек делится опытом, учит дурачков верным и отработанным стратегиям. То есть я воспринял слово «искусство» как «умение», а оно и вправду «искусство» как нечто неземное и не поддающееся определению.
К автору, чье имя выведено на обложке, претензий нет – он и не писал этой «книги». А вот кто придумал сочинить этот сборник? Неудачная шутка. Или штука.
Ладно, хоть узнал, что есть такой Калассо да вроде постиг определение слова «клапан» по отношению к книге. Собственно, вся польза от прочтения.

4 из 10

Mykola Klymchuk
Mykola Klymchukje podelio/la utisakпрошле године

Так собі, публіцистичні нотатки про ремесло видавця у старому класичному сенсі цього слова

Citati

Алена
Аленаje citiralaпре 2 године
для молодых людей из благородных семейств создание издательства, наряду с рулеткой и кокотками, всегда было одним из самых эффективных методов расточения собственного имущества
Karina Bychkova
Karina Bychkovaje citiralaпре 3 године
Когда книги оцифрованы, чтение становится объединяющей формой деятельности. Аннотациями к книгам можно делиться с другими читателями. Можно делиться комментариями. Обмениваться библиографиями. Вас могут предупредить, что ваш друг Карл отметил одну из ваших любимых книг. Мгновение спустя его линки становятся вашими. Удивительным образом всеобщая библиотека превращается в единый, очень-очень большой текст: в единственную книгу в мире
Полина
Полинаje citiralaпре 30 минута
Второй имеющий к нему отношение пример движется в совершенно ином направлении: через три года после «Гипнэротомахии», в 1502 году, Мануций издал Софокла в формате, который он решил назвать parva forma, или «малая форма». Тот, кому сегодня посчастливится подержать его в руках, может сразу заметить, что это первая карманная книга в истории, первый paperback. В буквальном смысле первая книга, которую можно было положить в карман. Изобретя книгу такого формата, Мануций изменил образ или даже жесты чтения. Само чтение радикально преобразовалось. Глядя на титульный лист, можно насладиться изяществом греческого курсивного шрифта, который здесь был применен впервые и затем стал важным ориентиром. Благодаря этому Мануций сумел добиться двух противоположных результатов: с одной стороны, он создал такую книгу, как «Гипнэротомахия Полифила», которая не знала себе равных и практически стала архетипом уникальной книги. С другой стороны, он создал совершенно иную книгу, издание Софокла, которую, напротив, копировали миллионы и миллионы раз повсеместно и копируют и по сей день.

Na policama za knjige

Новое и/или самое интересное, Владимир Харитонов
Владимир Харитонов
Новое и/или самое интересное
  • 123
  • 1.8K
Garage + Ad Marginem, Ad Marginem
Ad Marginem
Garage + Ad Marginem
  • 122
  • 1.7K
Ad Marginem, Ad Marginem
Ad Marginem
Ad Marginem
  • 161
  • 928
Совместная издательская программа Музея «Гараж» и Ad Marginem, Музей современного искусства «Гараж»
Музей современного искусства «Гараж»
Совместная издательская программа Музея «Гараж» и Ad Marginem
  • 98
  • 334
Книга в дорогу, Прочтение
Прочтение
Книга в дорогу
  • 24
  • 223
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)