Свежий, Олег Кашин
ru
Knjige
Олег Кашин

Свежий

Čitajte
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Однажды у меня были публичные дебаты с Шендеровичем, я был за Путина, Шендерович был против, а вел дебаты Навальный. Знаю девушку, которая после тех дебатов плакала, потому что ей было неприятно, что на свете есть такие упыри, как я.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Однажды я приеду в Калининград отпраздновать с сокурсниками годовщину выпуска, меня заберут в вытрезвитель и там ограбят, а я буду даже рад, потому что не убили.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Археолог найдет медаль «Защитнику свободной России», сфотографирует на айфон, вывесит в фейсбуке — что, мол, это такое? Никто не ответит.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Историю пишут победители — это бросается в глаза уже сейчас; вот, например, Виктора Януковича украинские авторы уже как само собой разумеющееся называют российской марионеткой — это Януковича-то, того, который за газ и за Таможенный союз торговался и который даже в своем российском заточении так ни разу и не согласился с аннексией Крыма. А будут писать в учебниках — был, мол, пророссийский президент, марионетка, и ничего с этим не поделаешь.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Я не знаю, почему так происходит; страшной зимой двухтысячного, когда генералы второй чеченской войны стали медийными знаменитостями, в них можно было разглядеть кого угодно, но не героев будущих имущественных скандалов, но каждый раз оказывалось, что выбирая между мясокомбинатом и боевой славой, люди выбирали мясокомбинат. Русская генеральская аномалия.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
С ответом я не нашелся, поставил лайк, который в этике социальных сетей значит «ладно-ладно, будем считать, что вы меня убедили», и лег спать.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Первое: по всем рыночным правилам, когда все говорят «Да», самый хитрый хитрец скажет «Нет» — риск, конечно, огромный, но если «Да» завтра обрушится, «Нет» астрономически подорожает.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Телевизионная девушка, взволнованно спрашивающая Путина о поколении тридцатилетних (Путин назовет ее Ксюшей, но в официальной стенограмме подправят, напишут «Ксения Анатольевна»)
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
знаю людей, которые до сих пор плачут, пересматривая видео 1980 года с запускаемым в московское небо надувным резиновым медведем. У постановщиков открытия и закрытия сочинской Олимпиады миссия менее масштабная — никому не нужно, чтобы люди плакали, будет достаточно, чтобы люди не смеялись.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
В одном сюжете — и мистика (а вот не надо восстанавливать скульптуры из ада, пускай бы в аду и оставались), и политика (Путин, байкеры, духовность), и культура (Бурганов, конечно, не совсем Церетели, но того же ряда фигура; говорят еще, между прочим, что Бурганов делал этих детей не для площади, а для фильма «Сталинград» Федора Бондарчука, а после съемок решили оставить скульптуру в городе), и экономика («композитный пластик», строительная вата, «нестыковка двух команд»; строили фонтан без учета того, что в нем будет вода; вообще-то по этим причинам в России происходит все, от падений самолетов до политических кризисов).
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Крым по сравнению с любой российской областью — как Прибалтика в 1940 году, опоздавшая к началу большого террора и в том числе поэтому так никогда и не ставшая всерьез советской.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Петля, нож, пуля в сердце, прыжок из окна — если это эвтаназия, то так и изнасилование можно назвать курсом полового воспитания, и людоедство — экстравагантной кулинарией, и рабство — трудовыми отношениями.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Это такой популярный светский вопрос последних недель — где теперь читать новости? Вопрос популярный, но я до сих пор не слышал на него самого простого, самого очевидного и, по-моему, самого популярного ответа — да нигде не читать, не надо их читать, забудьте о новостях.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
Сечин, может быть, пока и не похож на нефтяника, но ведь и Ходорковский не сразу стал похож.
Александр
Александрje citiraoпре 2 године
и слеза падает на клетчатый тетрадный листок, превращая последнее слово в печальную кляксу, редактор потом станет смотреть сквозь этот листок на лампу, не сможет прочесть это слово и пойдет к Араму Ашотовичу, чтобы тот помог прочитать. Арам Ашотович скажет «Абанамат», статья выйдет с этим словом, но никто не заметит, никто не прочитает.
Дима Абрамов
Дима Абрамовje citiraoпре 4 године
И знаете, что с наибольшим трудом укладывается в голове? Все это было при Путине, то есть вообще все. Целая жизнь, и вся при Путине, вы понимаете? Я вот не понимаю, так не бывает, но так почему-то есть.
Дима Абрамов
Дима Абрамовje citiraoпре 4 године
Явление, очевидно, того же рода, что и популярность всяческих игр по мотивам литературного фентези в России рубежа XX—XXI веков — хочется быть хоть эльфом, хоть кем, главное чтобы не русским.
Дима Абрамов
Дима Абрамовje citiraoпре 4 године
Оценивая историю Южной Африки, многие в России смотрят на нее с позиции белых колонизаторов как минимум сорокалетней давности. Почему-то никто в России не хочет оценивать южноафриканскую историю с позиций черного большинства, а ведь с его точки зрения Мандела — безусловный герой. Судьба русских в России в ХХ веке местами очень похожа на судьбу черных южноафриканцев, русские и голодали так же, и работали, и жили черт знает в чем, но мы почему-то гоним от себя это сравнение, нам приятнее идентифицировать себя с белыми, которые пересаживали сердца и играли в регби. Поэтому Манделу мы не любим.
Роман Божков
Роман Божков je citiraoпре 4 године
«Архипелаг ГУЛАГ» в современной школьной программе, кроме того, откровенно демонстрирует, до какой степени российскому государству плевать на то, какие книги изучают в школе. Книга Солженицына противоречит вообще всем ключевым ценностям нынешней Российской Федерации — у Солженицына и деды не так воевали, и власовцы с бандеровцами совсем не таковы, как о них у нас положено думать, да и сам Советский Союз по Солженицыну настолько чудовищен, что язык не повернется назвать его крушение геополитической катастрофой. Но все ценности новым (и старым, и любым) поколениям прививает у нас телевидение, поражающая способность которого столь велика, что в школе можно изучать хоть кулинарную книгу — все равно телевизор перевесит. А телевизором у нас руководят из подполья Пелевин и Сорокин, и как-то мы с этим живем, иногда даже весело
Роман Божков
Роман Божков je citiraoпре 4 године
Еще у Чаковского была «Литературная газета», которая печатала самое дерьмовое кагэбэшное дерьмо, но интеллигенция ей все прощала за шестнадцатую страницу с остроумными карикатурами
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)