Татьяна Фрейденссон

Дети Третьего Рейха

Anastasia Reshetilovaje citiralaпре 4 године
И когда черви вырастают, становятся длинными, белыми и жирными, их жарят и едят. И я тоже ем. Это блюдо называется «сури».
Dasha Belayaje citiraoпрошле године
Mой отец Ханс Ройсслер не был нацистом. Я так считала. Пока не нашла наградной крест и грамоту, врученные ему в 1944 году, за личной подписью Гитлера».
Dasha Belayaje citiraoпрошле године
сын известного всем Йозефа Менгеле, садиста, проводившего опыты на узниках Освенцима, знал, где долгие годы скрывался его отец после войны. И все знали, что он знал. Даже МОССАД, который вел активную работу по поимке Менгеле. Положение усугубляло еще и то, что сын был юристом, человеком, прямой задачей которого является отдавать преступников под суд. Наверное, он каждое утро просыпался с мыслью о том, выдавать отца или нет. И какое бы решение из двух он ни принял, исход обещал быть драматическим в любом случае.
Maxim Babenkoje citiraoпрошле године
«В 1963 году философ Ханна Арендт написала книгу
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
— Агония бывает разной, но заканчивается всегда одинаково, — философски заметил Заур и, выдержав паузу, словно сделав отточие, продолжил мысль.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
— В своем завещании Гитлер назначил его преемником Шпеера, министром военной промышленности. То есть с 30 апреля — дня, когда покончил с собой Гитлер, — по 3 мая мой отец был министром Великого Германского рейха, которого уже не было.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Трехметровый похоронный венок “от фюрера” уже был на подходе: он был заготовлен заранее.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Они должны были начинать тренировку государственных похорон.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Клаус фон Штауффенберг в Германии, да и во всем мире, — герой безусловный. Полковник вермахта, он к началу 40-х годов окончательно разочаровался в Гитлере и после начала Восточной кампании начал планировать заговор
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Добро пожаловать к Бертольду фон Штауффенбергу, сыну самого известного в мире полковника, пронесшего 20 июля 1944 года бомбу в штаб Адольфа Гитлера.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Кстати об избирателях. Ваш отец, как я поняла, — фигура неоднозначная. С одной стороны, в честь него называют улицы, с другой — он все-таки гитлеровский генерал-фельдмаршал. Как можно было в послевоенной Германии с такой фамилией строить карьеру политика? Вас избрали сторонники отца? Оставшиеся сторонники нацистов? Те, кто просто уважает Роммеля? Какую роль сыграла фамилия в вашей карьере?
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Это, на мой взгляд, такой же радикальный подход, что был у нацистов. То есть эти люди придают крови и ДНК решающее значение — почти как в Третьем рейхе. Они свято верят в генетику и в то, что их потомки непременно будут чудовищами. Я вот не верю, что кровь столь уж важна. Как и генетика. Как и грех поколений. Важно, кто ты сам, что ты делаешь, какие решения принимаешь, а не кровь.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
У него были забиты мозги идеологией еще с юности, в нее он уверовал с ранних лет, и она, идеология эта, стала неотъемлемой частью его личности. Думаю, что он не слышал никаких других мнений, контраргументов на протяжении долгих лет. Даже книги, которые он читал в 18–20 лет, все эти книги — всё в том же самом направлении. Он выбирал не те книги, которые позволяли взглянуть на проблему шире, давая разные точки зрения, а фокусировался строго на узких взглядах и мнениях. И эти книги лишь укрепляли в нем мировоззрение, подтверждая
Анна Сеньje citiralaпре 2 године
Всем своим видом она говорит вам — или принимай меня такой, какая я есть, или проваливай к чертям!
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Вильгельм Кейтель, генерал-фельдмаршал, был необычайно расстроен, что капитуляцию вместо Гитлера пришлось подписать ему: «Гитлер, если уж так рвался в главнокомандующие, обязан был испить свою горькую чашу до дна. Ведь приказы нам отдавал лично он. И всегда повторял: ”Я беру на себя ответственность“. А потом, когда действительно настало время взять на себя всю полноту ответственности, его не оказалось, и мы должны были расхлебывать всё в одиночку»
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
«Вместе с другим добровольцем вы тянете жребий, чтобы определить, кому какая роль достанется; вам выпадает роль преподавателя, а второму добровольцу — роль ученика. (Всё подстроено, и ваш партнер — ассистент экспериментатора, который всегда играет роль ученика.) Руки ученика привязывают к креслу, к его правому запястью присоединяют электрод. Генератор ударов в соседней комнате будет бить его током, если он будет делать ошибки»108. И теперь «ученик» должен давать правильные ответы на вопросы, которые будете задавать ему вы. Если вдруг он ошибается, то вы должны нажимать на выключатель, который будет с каждым разом подавать всё больший разряд тока, пока, наконец, не дойдет до крайнего уровня — смертельного для ученика. Рядом с вами стоит экспериментатор, серьезный человек в халате, который следит за ходом эксперимента. И перед экспериментом он же ударяет вас током в 45 вольт, чтобы вы оценили, как это больно, — а ведь это лишь третий уровень из тридцати!

Когда Стэнли Милгрэм предложил этот эксперимент в теории на обсуждение сорока психиатров, попросив их оценить, сколько, по их мнению, испытуемых — а это были граждане США — дойдут до того, что подадут «ученику» смертельную дозу тока, ответ был такой: «...Эксперты сказали, что до конца дойдет менее одного процента, что только садисты могут совершить столь ужасное действие, а большинство испытуемых дойдут только до десятого уровня, в 150 вольт. Как же они ошибались!.. На самом деле, в эксперименте Милгрэма до максимального уровня тока в 450 вольт доходили двое из каждых трех добровольцев (65%)... Разве любой разумный человек не отказался бы выполнять требования экспериментатора и не прекратил бы бить током несчастного ученика?»109
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Кстати, сдается мне, часть того, что мы называем «проклятием до седьмого колена», в некоторых случаях есть не что иное, как цепочка из звеньев, по которым передается травма, ослабляя, как правило, свое воздействие с каждым новым поколением. Для того чтобы понять, как травма передалась Райнеру Хёссу, наверное, стоило бы копнуть дальше его прабабки и прадеда, чтобы обнаружить первопричину, но, увы, такой информацией я не располагаю
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Травма передается не словами, она передается неуловимым воздействием.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Уже известно, что психические травмы предков могут передаваться по наследству детям, внукам, правнукам.
algavrilov2013je citiraoпре 2 године
Общее впечатление об этом человеке таково: он психически вменяем, однако обнаруживает апатию шизоидного типа, бесчувственность и явный недостаток чуткости, почти такой же, какой типичен для больных, страдающих шизофренией
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)