ru
Knjige
Николай Стариков,Александр Колчак

Адмирал Колчак. Протоколы допроса

Протоколы допроса Колчака — важнейшее свидетельство истории.
В ночь с 6 на 7 февраля 1920 года А.В. Колчак был расстрелян, а его тело сброшено в прорубь реки Ангары. Это конец жизни адмирала, Верховного правителя России, полярного исследователя, моряка, отца, мужа, возлюбленного…
Преданный союзниками, арестованный революционерами, Колчак прекрасно понимал, что его ждет, и поэтому использовал последнюю возможность обратиться к истории, к потомкам, к России. Александр Васильевич рассказал обо всей своей жизни, и рассказал достаточно подробно. Протоколы допроса Колчака — это пронзительный документ эпохи. Это разговор от первого лица. Парадоксально, но о существовании стенограммы допроса адмирала Колчака, изданной впервые в 1920 году, мало известно и до сей поры. Даже очень образованные и интересующиеся историей люди не знают, что есть такой документ, есть такая книга.
Она перед вами.
Адмирал Колчак стал широко известен и вошел в историю благодаря революции, с которой всячески пытался бороться. Такой вот парадокс. Не случись в Феврале 1917 года предательского государственного переворота, к адмиралу могла прийти известность совершенно иного рода. Государь Николай II доверил ему осуществление важнейшей операции Первой мировой войны — организацию десанта с целью захвата проливов Босфора и Дарданелл. Россия должна была взять под контроль то, что на протяжении веков сдерживало наш выход в Мировой океан.
Но тут наступил 1917 год, и русские отправились убивать русских…
Перед вами — наша история от первого лица…
303 štampane stranice
Izdavač
Питер

Utisci

    Samje podelio/la utisakпре 5 година
    💡Poučna

    История

    Recollectionje podelio/la utisakпре 4 године
    💡Poučna
    🚀Čita se u jednom dahu

Citati

    VaLeraje citiralaпре 4 месеца
    Никто из нас ни от чего не отказывался, но мы ясно видели, что при такой обстановке мы ничего сделать не можем. Если бы нашлись люди, которые могли бы взять это дело, то пусть бы они брали его, но дело в том, что революция не выдвинула таких людей, — их не было. Тем не менее мысли кончить войну у меня никогда не возникало. Я считал, что лучше итти солдатом и выполнить ту роль, которую я найду возможной при данных условиях, но ни у кого из нас мысли об окончании войны не было.
    Lada Karchavetsje citiralaпре 3 године
    единственная дисциплина в армии, в сущности говоря, та, которая выражается в известных внешних формах дисциплинарного устава, которая характеризует взаимоотношение начальника и подчиненного; она одна и та же во всех решительно армиях и флотах всего мира, и какой бы ни взяли дисциплинарный устав, — наш или американский, — мы найдем там одно и то же, никакой разницы по существу нет, есть разница лишь в деталях. То же, что он говорил о примере партийной дисциплины, это есть дисциплина, которая создается не каким-нибудь регламентом, а воспитанием и развитием в себе чувства долга, чувства обязательств, известных по отношению к родине, и эта дисциплина может быть у меня, может быть у него, может быть у отдельных лиц, — но в массе такой дисциплины не существует, и опираться на такую дисциплину для управления массами нельзя.
    Lada Karchavetsje citiralaпре 3 године
    указал, что сантиментальности в политике не существует, что в политике существуют чисто примитивные соображения о выходе из того или иного положения. Указал, что с союзниками мы связаны обязательствами, что союзники потратили колоссальные средства для оказания нам помощи, и что никогда раньше, до 1917-го года, мы не были так сильны в смысле снаряжения и так подготовлены для окончания войны, что если мы сейчас бросим свое участие и будем в этом направлении что-нибудь делать, то, несомненно, вооружим против себя союзников, счет которых будет чрезвычайно тяжелым. Наша зависимость будет уже не от одной Германии, а, может быть, от целого ряда государств. Чем же расплачиваться придется нам? — говорил я. Ни для кого не тайна, что мы находимся в самом бедственном положении, и придется расплачиваться натурой, — территорией и нашими природными богатствами. И вот наступает, в конце концов, призрак раздела нашего; мы потеряем свою политическую самостоятельность, потеряем свои окраины, в конце концов, обратимся в так называемую «Московию», — центральное государство, которое заставляет делать то, что им угодно, но то, что обусловливало нашу политическую самостоятельность и свободу, — все будет у нас отнято. Суть

Na policama za knjige

fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)