Citati iz knjige „Почти два килограмма слов“ autora Алексей Поляринов

Даша
Дашаje citiralaпре 6 месеци
Знаешь, ты можешь писать о чем угодно, но стоит тебе вставить в книгу одного чертова дракона, и тебя тут же назовут автором фэнтези
Vladimir Strelkov
Vladimir Strelkovje citiraoпре 6 месеци
«Один мой друг посоветовал мне быть поосторожнее, чтобы я ненароком не прославился тем, что меня никто не знает»
Valeria Svirskaya
Valeria Svirskayaje citiralaпре 5 месеци
Видимо, что-то с нами не так, если «не быть мудаком» теперь проходит по классу суперспособности
Pasha Dubkov
Pasha Dubkovje citiraoпре 6 месеци
Борхеса есть рассказ «Фунес, чудо памяти». Вот как рассказчик описывает главного героя:
«Мы с одного взгляда видим три рюмки на столе, Фунес видел все лозы, листья и ягоды на виноградном кусте. Он знал формы южных облаков на рассвете тридцатого апреля тысяча восемьсот восемьдесят второго года и мог мысленно сравнить их с прожилками на книжных листах из испанской бумажной массы, на которые взглянул один раз, и с узором пены под веслом на Рио-Негро в канун сражения под Кебрачо».
Екатерина Крылова
Екатерина Крыловаje citiralaпре 10 дана
Киберпанк начался не с Пинчона. Он начался с Фрэнка Баума. — Я удивленно посмотрел на него, и он пояснил: — Ну как, ты забыл, что ли? В конце «Волшебника страны Оз» роботу пересадили человеческое сердце, а соломенному репликанту — мозги.

— А льву? — спросил я.

— А льву вживили имплант, регулирующий подачу тестостерона.

— А Элли?

Брат задумался.

— Элли просто не знает, что она андроид. Тест Войта – Кампфа тогда еще не изобрели.
b0079028065
b0079028065je citiraoпре 5 месеци
Культура постоянно адаптируется, высокое и низкое иногда просто меняются местами — даже в том, что касается пищи. Вот, например, цитата из эссе Дэвида Фостера Уоллеса «Посмотрите на омара»: «…еще в 1800-х омары были пищей низших классов, их ели только бедные. Даже в суровой, каторжной среде ранней Америки в некоторых колониях существовали законы, в соответствии с которыми было запрещено кормить заключенных омарами чаще, чем раз в неделю, считалось, что это жестоко; как заставлять людей есть крыс». Продукт, который сегодня ассоциируется с роскошью и богатством, еще каких-то двести лет назад мог стать причиной бунта зэков, недовольных тюремным меню. Примерно так же и с литературой.
Olga Velavichiute
Olga Velavichiuteje citiralaпре 5 месеци
Школа должна воспитывать в детях любопытство, а не священный трепет перед громкими именами и великими идеями. Потому что настоящий учитель — это человек, беседуя с которым, ты кажешься себе умнее, чем ты есть на самом деле. Не наоборот.
Aliaksandr Vasilevich
Aliaksandr Vasilevichje citiraoпре 5 месеци
Один из первых экземпляров романа «1984» Джордж Оруэлл отправил своему школьному учителю французского языка. Учителя звали Олдос Хаксли. В ответ автор «Дивного нового мира» написал Оруэллу письмо, в котором сдержанно похвалил младшего коллегу и далее раскритиковал описанную в романе систему:
«Я думаю, уже в следующем поколении правители поймут, что поощрение инфантильности и наркогипноз гораздо более эффективны, как государственные инструменты, чем дубинки и тюрьмы, и власть над людьми гораздо легче получить, предлагая им приятное, комфортное рабство, вместо того чтобы склонять их к послушанию пинками и поркой».
Настя
Настяje citiraoпрошлог месеца
единственный способ победить ее, единственный способ выиграть эту войну с энтропией «бесконечного остроумия» — это быть честным и открытым, не прятаться за ухмылкой интеллектуала и не бояться собственной наивности, перестать принимать наркотик иронии всякий раз, когда тебе страшно смотреть на мир, — начать воспринимать жизнь всерьез, без шутовства. Это сложно. Но никто и не говорил, что будет легко. Ведь то, что не требует усилий, — не заслуживает усилий.
anastasia
anastasiaje citiralaпре 2 месеца
Все знают заезженную метафору перерождения — невзрачная гусеница превращается в яркую бабочку. Проблема в том, что в жизни мы обычно наблюдаем обратный процесс: огромные амбиции юности постепенно окукливаются в статичный взрослый семейный быт.
Olha Horetska
Olha Horetskaje citiralaпре 2 месеца
искусство ничего вам не должно, а долг писателя — рассказывать истории, желательно интересные. Других долгов у писателя нет.
Olha Horetska
Olha Horetskaje citiralaпре 2 месеца
главная проблема любой технологии в том, что ей пользуются люди; главная проблема людей в том, что у них нет чувства меры.
Иван
Иванje citiraoпре 2 месеца
«Плывут как-то две молодые рыбки, а навстречу им — старая рыба, кивает и говорит: «Привет, молодежь, как вам вода сегодня?» Рыбки плывут дальше, и вдруг одна из них поворачивается к другой и спрашивает: „Что еще, мать твою, за вода?"».
Анна Яковлева
Анна Яковлеваje citiralaпре 2 месеца
А искусство — это единственная стихия, способная противостоять варварству.
togax2
togax2je citiraoпре 3 месеца
Образ воды развивается дальше: в беседах персонажей упоминается Лемурия — эдакое утопическое государство, анти-США, анархический рай, в который мечтает попасть каждый серфер/хиппарь («…благословенное это судно стремится к лучшему берегу, к некой неутопшей Лемурии, поднявшейся и искупленной, где американская судьба милосердно так и не осуществилась…»).
И параллельно с водной метафорой — светлой и (местами) психоделической — ТРП раскручивает другую — метафору клыков и вампиризма (дантист и следы укусов на шее прилагаются).
В сюжете все время мелькает некий «Золотой клык» — таинственная организация, пустившая корни, кажется, во все сферы американ
Svyatoslav Yushin
Svyatoslav Yushinje citiraoпре 3 месеца
Главная эмоция киберпанка — одиночество. Не потому, что кто-то так решил, а просто в силу законов жанра, ведь киберпанк — весь об отсутствии прямого контакта с миром и между людьми. Персонажи Гибсона одиноки просто потому, что живут в мире имитаций, экранов и голограмм, в мире исчезающей живой материи, и потому же постоянно стремятся к контакту. Один из парадоксов технического прогресса: он вроде бы должен убирать границы, на деле же он их множит.
Polina Zaharova
Polina Zaharovaje citiralaпре 4 месеца
простой кусок брусчатки на Сен-Мишель — гораздо более эффективный инструмент демократии, чем интернет.
Polina Zaharova
Polina Zaharovaje citiralaпре 4 месеца
Главное, что мы узнали о человечестве благодаря интернету, — правда никому не интересна.
Natalya Semenkova
Natalya Semenkovaje citiralaпре 4 месеца
мы все иногда мечтаем забыть человека, которого любили, стереть его из памяти, начать жизнь заново.
Polina Zaharova
Polina Zaharovaje citiralaпре 5 месеци
ракеты, шприцы и презервативы — три главных символа XX века.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)