Марсель Дюшан. Беседы с Пьером Кабанном, Пьер Кабанн
ru
Knjige
Пьер Кабанн

Марсель Дюшан. Беседы с Пьером Кабанном

Natasha Klimchuk
Natasha Klimchukje citiralaпре 8 месеци
картина уже не может служить для украшения столовой или гостиной. Люди ищут что-то другое. Искусство всё больше приобретает форму знака, если хотите. Оно уже не довольствуется украшательством. Эта мысль направляет меня всю жизнь.
Kristina Miloslavskaya
Kristina Miloslavskayaje citiralaпре 9 месеци
Я существовал немного в стиле монмартрской богемы, для которой жить, рисовать, быть художником было чем-то само собой разумеющимся и ничего особенного не значило. В какой-то степени так происходит и сейчас: занимаешься живописью просто потому, что хочешь быть свободным, не ходить в контору каждое утро.
anton barysenka
anton barysenkaje citiraoпре 10 месеци
Некоторые события вашей жизни создают впечатление, что вы просто отвечали на предложения, не более того.

Чаще всего так и было. Я не из тех, кого называют амбициозными, кто чего-то добивается. Я не люблю добиваться — во-первых, потому, что это утомительно, а во-вторых, потому, что обычно это ни к чему не приводит.
Аня Сотула
Аня Сотулаje citiraoпре 2 месеца
мое искусство — это искусство жизни: каждая секунда, каждый вдох — это произведение, которое нигде не фиксируется, не является ни зрительным, ни даже умозрительным. Это своего рода постоянная эйфория.
Екатерина Колесникова
Екатерина Колесниковаje citiralaпре 3 месеца
А в молодости художественное образование вас тоже не увлекало?
Может быть, и увлекало, но очень слабо. Разумеется, я хотел работать, однако лень была сильнее. Мне больше нравится жить, дышать, чем работать. Я не считаю, что плоды моего труда могли бы иметь хоть какое-то значение для общества в будущем. Поэтому, если хотите, мое искусство — это искусство жизни: каждая секунда, каждый вдох — это произведение, которое нигде не фиксируется, не является ни зрительным, ни даже умозрительным. Это своего рода постоянная эйфория.
Об этом же говорил Роше: ваш шедевр — это ваше времяпрепровождение.
Так и есть. Я с этим согласен.
Natasha Klimchuk
Natasha Klimchukje citiralaпре 8 месеци
Венские логики выстроили систему, доказывающую, насколько я ее понимаю, что всё есть тавтология, то есть повторение предпосылок. В математике можно идти от самой простой теоремы к самой сложной, но всё уже заключено в первой, самой простой. Метафизика? Тавтология. Религия? Тавтология. Всё — тавтология, кроме черного кофе, так как его подтверждают чувства!
Мы видим черный кофе, то есть контролируем его чувствами, и это правда. А всё прочее — тавтология.
Kristina Miloslavskaya
Kristina Miloslavskayaje citiralaпре 9 месеци
Прежде всего, мне повезло. Ведь я, в сущности, никогда не нуждался в зарабатывании на жизнь. Мне кажется, что трудиться, чтобы себя обеспечить, довольно глупо с экономической точки зрения. Надеюсь, однажды наступит день, когда людям не нужно будет работать
Лариса Оноприенко
Лариса Оноприенкоje citiralaпре 10 месеци
Расходы в жизни важнее доходов. Важно знать, что именно тебе нужно
Max Dmytrenko
Max Dmytrenkoje citiraoпре 4 дана
В какой-то момент я понял, что не стоит слишком загружать жизнь, взваливать на себя чрезмерные заботы: жену, детей, дом за городом, автомобиль… К счастью, я понял это достаточно рано, и это позволило мне пожить холостяком, получая куда больше удовольствия, чем если бы я сталкивался со всеми обычными сложностями жизни. Собственно, это самое главное, и поэтому я считаю себя очень счастливым человеком.
Natalya Pushkina
Natalya Pushkinaje citiralaпре 4 дана
Я часто думаю о художнике как «медиуме». Он что-то делает, затем однажды получает признание благодаря публике, благодаря зрителю, и таким образом переходит по наследству потомкам. Нельзя этого не учитывать, ведь в конечном счете здесь две стороны: с одной стороны, тот, кто создает произведение, а с другой — тот, кто на него смотрит. И я придаю тому, кто на него смотрит, такое же значение, как и тому, кто его создает.
Natalya Pushkina
Natalya Pushkinaje citiralaпре 4 дана
художник существует, только если о нем знают
Natalya Pushkina
Natalya Pushkinaje citiralaпре 4 дана
Люди умирают, и картины тоже. История искусства — не то же самое, что эстетика. Для меня история искусства — это то, что остается от той или иной эпохи в музее, но совсем не обязательно то, что было в эту эпоху лучшим; вероятно, это выражение среднего уровня эпохи — прекрасные вещи исчезают, так как публика не желает их сохранения.
fragilethingsceramics
fragilethingsceramicsje citiraoпре 7 дана
Вы знаете историю о венских логиках?
Нет.
Венские логики выстроили систему, доказывающую, насколько я ее понимаю, что всё есть тавтология, то есть повторение предпосылок. В математике можно идти от самой простой теоремы к самой сложной, но всё уже заключено в первой, самой простой. Метафизика? Тавтология. Религия? Тавтология. Всё — тавтология, кроме черного кофе, так как его подтверждают чувства!
Мы видим черный кофе, то есть контролируем его чувствами, и это правда. А всё прочее — тавтология.
fragilethingsceramics
fragilethingsceramicsje citiraoпре 7 дана
Вы знаете историю о венских логиках?
Нет.
Венские логики выстроили систему, доказывающую, насколько я ее понимаю, что всё есть тавтология, то есть повторение предпосылок. В математике можно идти от самой простой теоремы к самой сложной, но всё уже заключено в первой, самой простой. Метафизика? Тавтология. Религия? Тавтология. Всё — тавтология, кроме черного кофе, так как его подтверждают чувства!
Мы видим черный кофе, то есть контролируем его чувствами, и это правда. А всё прочее — тавтология
Екатерина Колесникова
Екатерина Колесниковаje citiralaпре 8 дана
во что вы верите?
Да ни во что! Слово «вера» — само по себе заблуждение. Как и слово «суждение». Всё это какие-то кошмарные предпосылки, на которых держится земля. На луне, надеюсь, всё по-другому!
Екатерина Колесникова
Екатерина Колесниковаje citiralaпре 8 дана
оскольку меняется отношение публики к искусству, в музыке появляются новые инструменты — электронные. По той же причине картина уже не может служить для украшения столовой или гостиной. Люди ищут что-то другое. Искусство всё больше приобретает форму знака, если хотите. Оно уже не довольствуется украшательством.
fragilethingsceramics
fragilethingsceramicsje citiraoпре 8 дана
Искусство всё больше приобретает форму знака, если хотите. Оно уже не довольствуется украшательством. Эта мысль направляет меня всю жизнь
fragilethingsceramics
fragilethingsceramicsje citiraoпре 8 дана
Я не люблю добиваться — во-первых, потому, что это утомительно, а во-вторых, потому, что обычно это ни к чему не приводит. Я ничего не жду. Я ни в чем не нуждаюсь. А стремление чего-то добиться — это форма нужды, следствие нужды
fragilethingsceramics
fragilethingsceramicsje citiraoпре 8 дана
стремление чего-то добиться — это форма нужды, следствие нужды.
fragilethingsceramics
fragilethingsceramicsje citiraoпре 12 дана
вот слово «искусство» [1], напротив, мне очень интересно. Как я слышал, оно происходит из санскрита и означает «делание». Все что-то делают, хотя только те, кто делает вещи, состоящие из красок на холсте и заключаемые в рамы, именуются художниками. Когда-то их называли словом, которое мне больше по душе: ремесленники. Мы все — ремесленники, в гражданской области, в военной или в художественной. Когда Рубенсу или кому-то еще нужна была синяя краска, он должен был запросить ее в количестве скольких-то граммов у своей гильдии, члены которой затем обсуждали вопрос, можно ли предоставить ему пятьдесят, шестьдесят граммов или больше
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)