Мария Парр

Вратарь и море

    Светлана Кармановаje citiralaпре 21 дана
    Мир так прекрасно устроен, Трилле, что каких бы глупостей мы ни натворили, их почти всегда можно исправить. Но это не для слабаков, — добавил он.
    Светлана Кармановаje citiralaпре 21 дана
    уже такой старый, что твердо знаю: мы все делаем глупости, кто больше, кто меньше. В сущности, это неважно, — он снова посмотрел на Коре-Рупора. — Важно, как мы потом их исправляем.
    Светлана Кармановаje citiralaпре 21 дана
    — Вот этого не надо! Ни одна зараза не ценит того, что у меня получается! Зато математика, музыка и прочее дерьмо, которое мне по барабану и не получается, — тут вам вынь да положь пятерки, иначе трагедия!
    floraje citiraoпре 2 месеца
    Мир так прекрасно устроен, Трилле, что каких бы глупостей мы ни натворили, их почти всегда можно исправить. Но это не для слабаков, – добавил он
    floraje citiraoпре 2 месеца
    Я уже такой старый, что твердо знаю: мы все делаем глупости, кто больше, кто меньше. В сущности, это неважно, – он снова посмотрел на Коре-Рупора. – Важно, как мы потом их исправляем.
    floraje citiraoпре 2 месеца
    Как можно сломать руку на уроке английского? – не унимался Магнус. – Ладно бы еще язык.
    Elen’ Panteleevaje citiralaпре 2 месеца
    Мама с папой переглянулись.
    — Мы думали дать ей имя, которые бы напоминало о буре и шторме, — сказала мама.
    — Это какое, например? — спросил Магнус скептически.
    — Ураганда, — сказал папа. — Вам нравится?
    Минда перестала жевать и уставилась на Магнуса. Он закашлялся. Ураганда. Странно, конечно, но привыкнуть можно. С другой стороны, хорошо иметь имя, которым никого кроме тебя не зовут.
    Мы пожали плечами и кивнули. Ураганда так Ураганда. Сойдет.
    Elen’ Panteleevaje citiralaпре 2 месеца
    бережно и осторожно взял на руки крохотное тельце. Когда родилась Крёлле, я был совсем маленький, так что ничего не запомнил. И совершенно не был готов к тому, что ты чувствуешь, беря на руки свою новорожденную сестру. А она раз — и тут же проникла мне в сердце и угнездилась там. Если бы она велела мне сделать доклад перед всем классом, я бы сделал. Вот такое это было чувство. Снаружи ветер поставил все с ног на голову, а тут она — спокойная, беззаботная, новенькая в этой жизни. Поверить невозможно!
    Я всегда буду защищать тебя и беречь, думал я, глядя на красное круглое личико с приоткрытым ртом.
    Elen’ Panteleevaje citiralaпре 2 месеца
    дед, которого мало что может вывести из равновесия, шагал из угла в угол как ходячий комок нервов, сердился и требовал у всех ответа, с какой стати женщины должны так мучиться, рожая детей.
    Elen’ Panteleevaje citiralaпре 2 месеца
    Нет, — сказала Ильва, — я была не рада. Я была до смерти напугана.
    Я никогда раньше не слышал, что у них на кухне тикают часы. Теперь они гулко вырубали глубокие борозды в воздухе.
    Серёжа Павловje citiraoпре 2 месеца
    – Да, парни, – сказала она, сияя, – вот и остались мы снова втроем.
    Серёжа Павловje citiraoпре 2 месеца
    Только через мой труп! – сказала мама и тяжело оперлась о кухонный стол. – Еще не хватало, чтобы вы с Леной ходили по деревне в камуфляже и с ножом и пели «Счастливого Рождества!» и «Как прекрасна земля!».
    Серёжа Павловje citiraoпре 2 месеца
    Папа у мойки как-то чудно хрюкнул. Мама посмотрела на него. И тоже хрюкнула. И вдруг они как грохнут, как заржут, аж кухня вздрогнула. Они переглядывались и хохотали как сумасшедшие.

    Минда, Магнус, я и Крёлле застыли. Родители наши сошли с ума. Кто теперь будет нас растить? Дед?
    Серёжа Павловje citiraoпре 2 месеца
    Мама, ты не хочешь сходить к врачу и проверить свой переходный возраст? – начал я.

    – Что-о?

    Будь тут Лена, она бы ловчее объяснила все о трудностях перестройки, но Лены не было.

    – У тебя меняется тело, ты толстеешь и злишься, – объяснил я и смутился. – Это наверняка переходный возраст, но все-таки…
    Nina Shteyngartje citiralaпре 5 месеци
    Если у меня развалился карточный домик или потонул плот, Магнус тут как тут. Прямо дух несчастья. Мне кажется, я ни разу не расквасил носа на велосипеде, чтоб он этого не увидел.
    Nina Shteyngartje citiralaпре 5 месеци
    — Стоит мне согласиться на гидрокостюм, твой папа потребует надевать сверху спасательный жилет. А когда я надену жилет, он притащит нарукавники. И когда я облачусь во все это и еще наверняка какую-нибудь фиговину на ноги, твой папа скажет, что мне вообще не надо больше ходить в море. А без этого я помру.
    Nina Shteyngartje citiralaпре 5 месеци
    — Я всю жизнь хожу в море в комбинезоне. И не собираюсь наряжаться на собственном «Тролле» в ко­стюм космонавта, рыб смешить.
    Nina Shteyngartje citiralaпре 5 месеци
    меня полон дом полоумных тинейджеров, но ты хуже всех! — кричал папа. — А тебе семьдесят восемь!

    — Вот именно, — ответил дед. — В семьдесят восемь лет человек достаточно взрослый, чтобы решать самому. Посторонись, малыш.
    Daria Pletnevaje citiralaпре 5 месеци
    Всю жизнь я был уверен, что родители всегда успевают сделать все, что нужно.
    Daria Pletnevaje citiralaпре 5 месеци
    И осень наступила. Из своего окна я видел, как бодро рассекает по серо-синему августовскому морю «Тролль». Мне теперь втискиваться в жизнь по часам, а в дедовой ничего не поменяется. Он так же; будет рыбачить, пить кофе и горя не знать.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)