ru
Генрих фон Клейст

Разбитый кувшин

Obavesti me kada knjiga bude dodata
Da biste čitali ovu knjigu otpremite EPUB ili FB2 datoteku na Bookmate. Kako da otpremim knjigu?
    таняje citiralaпре 11 дана
    Вальтер
    Вы знатно изувечены, судья.
    Упали, что ль?
    Адам
    Да, господин советник.
    С кровати на пол прыгнул поутру,
    Да до могилы чуть и не допрыгнул.
    таняje citiralaпре 12 дана
    Это — как бы вроде
    Адамова паденья, но — с кровати.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Един — господь, два — темный хаос; три —
    Вселенная. Так слава ж трем стаканам!
    Из третьего мы солнце пьем по капле,
    Изо всех прочих — твердь.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Служанка уходит.

    Холостяков
    Заклятых преимущество не то ли,
    Что между тем как в скудости иной
    С семьею всем делиться должен скупо,
    Мы в должный час пируем, не скупясь,
    С приятелем.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Фейт

    Заподлинно я ничего не знаю.
    Был дома я, когда кувшин разбили.
    И о другой затее, правду молвить,
    Мне подлинного нечего сказать.
    И ничего, коль дело пообмыслить,
    Не примечал за ним я никогда.
    Я шел сюда, сыновней правдой крепок,
    Чтоб по решенье тяжбы их сговор
    Расторгнуть тут же да взыскать с девчонки
    За ладанку с серебряной цепочкой,
    Которой летошнюю осень он
    Пожаловал ее, помолвясь с нею.
    Коль что насчет бегов наружу выйдет,
    Мне это в новость, судьи, как и вам.
    Тогда пусть дьявол шею сыну сломит.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Адам (про себя)

    Тьфу, черт!
    Сам дьявол, видно, за меня.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Марта

    Коль, сударь, путным чем
    Не угожу вам, значит, отнялся
    И вовсе у меня язык от горя.
    Бывает, что пропащий человек,
    Чтоб обелиться пред людьми честными,
    И ложно присягнет перед судом.
    Но мир честной впервые здесь увидит,
    Как присягают перед алтарем,
    Чтобы потом украсить столб позорный.
    Будь то не Рупрехт, заберись другой
    Вчера в ее каморку, будь то правда,
    Будь мыслимо лишь это, господа,
    Я времени не тратила бы даром.
    Тогда б на первое обзаведенье
    Я стул бы за порог швырнула ей.
    «Свет, дитятко, широк, — сказала б, — найма
    Не платят там, твой волос длинен, есть
    На чем повеситься, как срок приспеет»
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Ева

    Любезный, досточтимый государь мой,
    Не требуйте с меня всего признанья,
    Худого не подумайте про то.
    Произволенья божьего рука
    Уста мои пока мне заграждает.
    Что Рупрехт не разбил того кувшина,
    Я в этом поклянусь пред алтарем,
    Коль будет ваша воля, в остальном же
    Вчерашний случай схороню в себе.
    И мать не властна спрашивать всей пряжи
    С меня за то, что прядь одна — ее,
    Хоть и впрялась та прядь во все плетенье.
    Я не могу сказать, кто расколол
    Кувшин. Я посягнула бы на тайну;
    Чужая, к делу не идет она.
    Когда-нибудь я ей во всем признаюсь,
    Но не в суде, пред всем народом — место,
    Где б матери принадлежало право
    Отчета требовать с меня.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Адам

    Придурковата. Видите, что с дурью,
    Первопричастница, дитя: краснеет
    При виде бороды издалека.
    Впотьмах откуда прыть у них берется,
    Но только день, — запрутся пред судьей
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Ева

    Какой судья он! Самого б под суд.
    Подумаешь, — допрашивает тоже,
    А сам всех лучше знает, чья вина.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Ева

    Стыдись!
    Бессовестный, зачем не скажешь: ладно,
    Кувшин-то я разбил. Стыдися, Рупрехт,
    Что веры не даешь мне в этом деле.
    Своей руки тебе не отдала ль я?
    Не молвила ли «да», как ты спросил:
    «Хошь, Ева, за меня пойти?» Стыдися!
    Ты думаешь, сапожника не стоишь?
    Да подгляди ты в дверь, что мы вдвоем
    Пьем с Лебрехтом из одного кувшина,
    Тебе б подумать: «Ева — девка с честью.
    И разрешится все во славу ей,
    Не на земле, так там, в загробном мире».
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Отец сказал пред смертью: «Слушай, Марта,
    Девчонке мужа путного добудь,
    А зашалит да станет потаскушкой,
    Дай грош могильщику, пускай опять
    Положит на спину меня. Ох, чую,
    В гробу перевернуся, бог свидетель».
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Адам

    Слышь, Евушка, слышь, сказывай, красотка.
    Дай господу и нам отведать правды.
    Подумай — ты пред божеским судом.
    Негоже пред судьею запираться
    И докучать сторонней болтовней.
    Да что, ты девка и сама не промах.
    Судья всегда, ты знаешь ли, судья,
    Сегодня одному, другому — завтра.
    Скажи ты: это Лебрехт был — добро;
    Скажи, что Рупрехт, — пусть, добро и это.
    Скажи ты так иль сяк скажи, и все
    Раскроется по твоему желанью.
    Залопочи ж ты тут о ком другом
    Да третьего по имени припомни —
    Остерегись! А больше я ни слова.
    Кой черт! Тебе тут, в Гейзуме, никто,
    Никто и в Нидерландах не поверит.
    Ты знаешь, стены голые молчат,
    А тот сумеет тоже защититься,
    И Рупрехта нелегкая возьмет.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Вальтер

    Так кто ж в итоге — Лебрехт или Рупрехт?
    Видать, для вас решенье принимать,
    Что руку запускать в мешок с горохом.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Рупрехт

    О десять ночи было, почитай,
    И даром, что январь, теплынь такая —
    Май месяц. Говорю отцу я: «Тять,
    Схожу-кось я еще маленько к Еве».
    Сказать должно, мы с ней сговорены.
    Крепка девчонка; встретились на жатве.
    Спорится, вижу, дело у нее:
    Серпом махнет — так локти и мелькают.
    Вот я ей: «Хочешь?» — а она мне: «Ох.
    Что квохчешь-то?» А после: «Да, хочу», — грит.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Вальтер

    О вашем поведении, судья,
    Не знаю, что и думать. Расколи вы
    Кувшин тот сами, вряд ли стали б вы
    Усердней подозрение с себя
    На парня сваливать, чем в этом деле.
    Вы занесете в протокол одно
    Ее сознанье в сделанном вчера
    Признании, — отнюдь не в факте, писарь.
    Да разве уж за девушкой черед?
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Марта

    Да.
    Ну, чую я, как будто рук с десяток
    Повыросло с досады у меня,
    И каждая — что коршунова лапа.
    С него ответа требую, какого
    Рожна он тут о полночь не видал.
    И что ж в ответ он мне тут, догадайтесь?
    Разбойник этакий! Бесстыжие глаза!
    Я сна спокойного решусь, доколе
    Озорника на дыбе не увижу.
    Он говорит, другой-де с поставца
    Свалил кувшин, другой — каков? — который
    Вперед его из спальни улизнул,
    И осыпает руганью девчонку.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Марта

    Коль не для слова, господин судья,
    Тогда на что ж я здесь? Так я пойду
    Искать себе суда, где станут слушать.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Марта

    Ничего.
    Не видите. А видите осколки!
    Кувшин, кувшинам всем кувшин, — расколот.[12]
    Здесь вот дыра, а ведь на этом месте
    Сданы были испанскому Филиппу
    Все, полностью, уделы Нидерландов.[13]
    Здесь, в облачении, стоял Карл Пятый,
    Вот тут стопы его еще стоят.
    Здесь, преклонясь, помазан был Филипп.
    Остался он всего по поясницу,
    Да и ее пинком не обошли.
    А здесь его растроганные тетки,
    Венгерская с французской королевой,
    Слезинки утирали. У одной
    Платок в руке висеть так и остался,
    Оплакивает, знать, сама себя.
    Здесь, опершись на шпагу, Филиберт,
    Кого сам император спас от шпаги,
    Стоял средь свиты. Но пришлось упасть
    С Максимильяном и ему, пострелу.
    Вот тут внизу мечи совсем отбиты.
    А здесь, посереди, в священной митре
    Архиепископ аррасский стоял,
    Да в преисподнюю и провалился,
    Но тень его еще лежит на плитах.
    А здесь, кругом, стояли в глубине
    При алебардах с копьями драбанты.
    А вот дома вкруг брюссельского рынка;
    Еще глядит в оконце любопытный,
    Да что сейчас он видит, не пойму.
    Dianka Kovelskaje citiraoпрошле године
    Адам

    Тогда покорнейше прошу прощенья.
    Тут, с позволенья вашего, у нас
    Имеются свои установленья,
    Не писаные, соглашусь, но все же
    Завещанные внукам стариною.
    От этих форм, надеюсь, ни на шаг
    И по сю пору я не уклонился.
    Что до иных, до ваших форм, то я
    И в них, как в этих, опытен и сведущ.
    Хотите доказательств? Прикажите.
    Я так и сяк умею суд чинить.
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)