Ворон, Евгений Рудашевский
ru
Knjige
Евгений Рудашевский

Ворон

мамАня
мамАняje citiralaпре 2 месеца
В зимовье он возвращался с улыбкой. Думал о том, что хочет знать как можно больше о природе, но не для того, чтобы владеть ею. Власть – это всегда одиночество. Знать, чтобы понимать и самому становиться больше, окружая себя чудесным разнообразием жизни.
мамАня
мамАняje citiralaпре 2 месеца
Мама думает, что любит животных, а на деле любит в них всё то, что ей напоминает о человеке. Потому что по-настоящему человек любит только себя и восхищается только собой.
мамАня
мамАняje citiralaпре 2 месеца
по-настоящему страдают лишь те, кто осознаёт свою боль.
мамАня
мамАняje citiralaпре 2 месеца
Работа сторожем приучила его долго и неподвижно сидеть на месте – в ожидании, когда закончится смена, в ожидании, когда закончится жизнь.
мамАня
мамАняje citiralaпре 2 месеца
Если боишься быть дураком, никогда не поумнеешь.
Мария Руденко
Мария Руденкоje citiralaпре 4 месеца
те, кто не любит людей и живёт с собачками и кошками, на самом деле, так же как и все, любит только человека – тоскует о нём, тоскует о здоровом общении, потому что сам в чём-то сломался, разучился полноценно быть человеком. Ну или разочаровался в тех, кто его окружает, и по слабости прячется в своём театре, где на каждую собачку повесил маску человека, точнее – его упрощённой копии. Ведь не лает же он с ними, а разговаривает, общается как с человеком и больше всего умиляется, если собаке или попугаю удаётся сказать что-то понятное, похожее на человеческую речь…
Мария Руденко
Мария Руденкоje citiralaпре 4 месеца
Мама думает, что любит животных, а на деле любит в них всё то, что ей напоминает о человеке. Потому что по-настоящему человек любит только себя и восхищается только собой. А если восхищается чем-то другим – например, законами физики, так это на самом деле он восхищается тем, что ему хватило ума этот закон сформулировать и оценить. Он восхищается собой, якобы восхищающимся чем-то другим. Во как закрутил!»
Мария Руденко
Мария Руденкоje citiralaпре 4 месеца
Животные – не меньшие братья наши и не бедные родственники, они – иные народы, вместе с нами угодившие в сеть жизни, такие же, как и мы, пленники земного великолепия и земных страданий.

Генри Бестон.

Домик на краю земли
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Воодушевлённый такими мыслями, Дима постепенно примирился с охотниками. «В общем-то, они все не такие плохие. Даже дядя… Обыкновенные люди. Нет, не плохие. Просто у них не было шанса стать хорошими. Жизнь от них спрашивала другое. Им приходилось отвечать. И не было сил о чём-то думать».
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
С дядей он с тех пор не перекинулся и словом. Николай Николаевич тогда вернулся раньше остальных.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Дима увидел перед собой слабого одинокого человека. Маленького и злого. Куда меньше, чем он сам. И даже меньше, чем ворон. Всё это было глупо, нелепо.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Юноша подумал, что где-то за его спиной сел ворон и дядя хочет его подстрелить, но тут же понял, что дядя целится в него, в Диму.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
хотник вспомнил, как в детстве подобрал раненого воронёнка. Как возился с ним, лечил. Называл Карлушей. Прятал его от родителей. Воронёнок был совсем юный, даже до слётка не дорос. Николаю Николаевичу, тогда ещё просто Коле, хотелось непременно выходить его, чтобы увидеть, как он улетит на здоровых крыльях. Тайком обрезал для него кусочки мяса. Если б отец заметил, он бы Колю взбучил так, что спать удалось бы только на животе.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
но дядя никогда прежде не говорил с ним так тепло, никогда не извинялся перед ним – захотелось чем-то его порадовать, дать повод гордиться.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
– Ты это… Зря я на тебя. – Дядя говорил с тихой улыбкой. – Сам знаешь, с этим вороном. В общем, ничего такого не думай. Это всё в запале. А всё, что я наговорил, – я так не считаю. Всякое бывает. Завтра вместе пойдём, и всё будет хорошо. Добудешь своего соболя, и вся эта. ну, забудется. – Задумавшись, словно не зная, какие слова выбрать, дядя добавил: – И ты смотри не срывайся так. Припадки у тебя, что ли?
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Оставь! – Дима умолял, заставлял себя сказать что-то другое, но из всего вороха мыслей вырывалось только одно слово: – Оставь!
Дядя сделал быстрый шаг. Размах. Глухой шлепок. Николай Николаевич ударил племянника ладонью. Дима не успел увернуться. Отшатнувшись, споткнулся и упал. Ладонями упёрся в пол: пыль и щепки.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Не меня ворон в дураках оставил, – огрызнулся Дима и тут же испугался этих слов. Ему стало мерзко от своего страха.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
– Оставить его в покое.
– Кого?
– Ворона.
– Это с какой такой стати?
Дима пожал плечами:
– Он показал, что умный. Значит, заслужил жизнь, разве нет? – Юноша давил ладонями коленки. В волнении приходилось чаще глотать.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Хватит! – Николай Николаевич хлопнул ладонью по столу. – Раскудахтались.
marfialka
marfialkaje citiraoпре 7 месеци
Последней жертвой стал дядя. Дима, как и планировал, накрошил кухту ему в ружьё. «Сейчас растает, а завтра заледенеет. Глядишь, в нужный момент ружьё даст осечку».
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)