Иван Тургенев

Записки охотника

    Антон Карташовje citiraoпре 4 године
    – Что, брат, тебя сегодня наказали? – спросил я его.
    – А вы почем знаете? – отвечал Вася.
    – Мне твой барин сказывал.
    – Сам барин?
    – За что ж он тебя велел наказать?
    – А поделом, батюшка, поделом. У нас по пустякам не наказывают; такого заведения у нас нету – ни, ни. У нас барин не такой; у нас барин… такого барина в целой губернии не сыщешь.
    – Пошел! – сказал я кучеру. «…Вот она, старая-то Русь!»
    Анна Хохлунje citiralaпре 4 месеца
    Нельзя было назвать его человеком веселым, хотя он почти всегда находился в довольно изрядном расположении духа; он вообще смотрел чудаком.
    Дарья Балакинаje citiralaпрошле године
    Мардарий Аполлоныч Стегунов ни в чем не походил на Хвалынского; он едва ли где-нибудь служил и никогда красавцем не почитался. Мардарий Аполлоныч старичок низенький, пухленький, лысый, с двойным подбородком, мягкими ручками и порядочным брюшком. Он большой хлебосол и балагур; живет, как говорится, в свое удовольствие; зиму и лето ходит в полосатом шлафроке на вате. В одном он только сошелся с генералом Хвалынским: он тоже холостяк. У него пятьсот душ. Мардарий Аполлоныч занимается своим именьем довольно поверхностно; купил, чтобы не отстать от века, лет десять тому назад, у Бутенопа в Москве молотильную машину, запер ее в сарай, да и успокоился. Разве в хороший летний день велит заложить беговые дрожки и съездит в поле на хлеба посмотреть да васильков нарвать.
    77777777je citiraoпрошле године
    – А в бабе-то что хорошего?
    – Баба – работница, – важно заметил Хорь. – Баба мужику слуга
    Anna Platovaje citiralaпре 6 година
    если бы не влюбилась в молодого проезжего студента, с которым тотчас же вступила в деятельную и жаркую переписку; в посланиях своих она, как водится, благословляла его на святую и прекрасную жизнь, приносила «всю себя» в жертву, требовала одного имени сестры, вдавалась в описания природы, упоминала о Гете, Шиллере, Беттине и немецкой философии – и довела наконец бедного юношу до мрачного отчаяния
    Иван Дубровскийje citiraoпре 6 година
    Поперек себя толще, и лицо такое, Бог с ним, окладистое, даром что молод…
    b0949720753je citiraoпре 11 сати
    на ходу шмыгал ногами и
    b0949720753je citiraoпре 13 сати
    не скрывалось задумчивых тараканов
    b0949720753je citiraoпре 13 сати
    принужденно улыбавшуюся собаку
    Белита Джамалудиноваje citiralaпрекјуче
    Кругом все такие буераки, овраги, а в оврагах все казюли[18] водятся.
    Белита Джамалудиноваje citiralaпрекјуче
    но странное впечатление производили его большие, черные, жидким блеском блестевшие глаза: они, казалось, хотели что-то высказать, для чего на языке, – на его языке по крайней мере, – не было слов.
    Белита Джамалудиноваje citiralaпрекјуче
    Сладко стеснялась грудь, вдыхая тот особенный, томительный и свежий запах – запах русской летней ночи
    Белита Джамалудиноваje citiralaпрекјуче
    прилег под обглоданный кустик и стал глядеть кругом. Картина была чудесная: около огней дрожало и как будто замирало, упираясь в темноту, круглое красноватое отражение; пламя, вспыхивая, изредка забрасывало за черту того круга быстрые отблески; тонкий язык света лизнет голые сучья лозника и разом исчезнет; острые, длинные тени, врываясь на мгновенье, в свою очередь, добегали до самых огоньков: мрак боролся со светом.
    Белита Джамалудиноваje citiralaпрекјуче
    Сучок посматривал на нас глазами человека, смолоду состоявшего на барской службе, изредка кричал: «Вон, вон еще утица!» – и то и дело почесывал спину – не руками, а приведенными в движение плечами.
    Белита Джамалудиноваje citiralaпре 4 дана
    русские девушки любят красноречие.
    Julija Sebastijanovićje citiralaпре 7 дана
    Стало быть, будет петь, коли об заклад побился, божья коровка ты этакая, плут ты этакой, Моргач!

    – Ну, пойдем, простота, – возразил Моргач.

    – Ну, поцелуй же меня по крайней мере, душа ты моя, – залепетал Обалдуй, широко раскрыв объятия.
    Julija Sebastijanovićje citiralaпре 14 дана
    «Мы бы его по спине, да по спине». – «А он бы пардон закричал: пардон, пардон, севуплей!»[45] – «А мы бы ему: нет тебе севуплея, француз ты этакой!..» – «Молодец, Вася!.. Ну, так кричи же: разбойник Бонапартишка!» – «А ты мне сахару дай!» – «Экой!..»
    Julija Sebastijanovićje citiralaпре 14 дана
    девица лет тридцати восьми с половиной, существо добрейшее, но исковерканное, натянутое и восторженное.
    Julija Sebastijanovićje citiralaпре 14 дана
    и довела наконец бедного юношу до мрачного отчаяния.
    Julija Sebastijanovićje citiralaпре 14 дана
    если бы не влюбилась в молодого проезжего студента, с которым тотчас же вступила в деятельную и жаркую переписку;
fb2epub
Prevucite i otpustite datoteke (ne više od 5 odjednom)